Макиенок Донат Адуевич

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Военный лётчик Макиенок Донат Адуевич – Георгиевский кавалер, награждён – солдатскими Георгиевскими крестами 4-ой, 3-й, с бантом, 2-ой степени и орденом Святого Георгия 4-ой степени
Офицерский нагрудный знак 106-го пехотного Уфимского полка. Утвержден 22-го августа 1910 года.
Георгиевский кавалер, награждён – солдатскими Георгиевскими крестами 4-ой, 3-й, с бантом, 2-ой степени и орденом Святого Георгия 4-ой степени
  • Даты жизни: 02.05.1891 – 18.06.1941
  • Биография:
Католик. Поляк. Макиёнок Донат Адуевич родился 2 мая 1891 г. в деревне Дамбовка Осведской волости Витебской губернии в семье польских крестьян (в старой русской транскрипции - Макъенок или Маюенок, по-польски - Makijonek). Начальное образование Макиенок получил в церковно-приходской школе и в 4-классном церковно-ремесленном училище. Еще 6 лет заняла учеба в Витебском среднем техническом училище, по окончании которого в 1906 г. Макиенок устроился на фабрику "Саламандра" в гор. Рыдже.
Когда юноше исполнился 21 год (призывной возраст для тогдашней России), в ноябре 1911 г., его призвали на действительную службу в Русскую Императорскую армию и 7 ноября 1911 г. зачислили рядовым в 97-й пехотный Лифляндский полк, затем 15 марта 1912 г. его перевели в 106-й пехотный Уфимский полк, а уже через 6 дней - 21.03.1912 зачислили механиком в 3-й корпусной авиационный отряд.
Как раз в это время русское командование приступило к созданию первых авиационных частей. Во вспомогательные службы нарождающихся ВВС требовались солдаты, хотя бы поверхностно знакомые с техникой. Макиенок с его средним техническим образованием был в данном случае чуть ли не идеальной кандидатурой. Поэтому весной 1912 г. молодой солдат был переведен на должность механика в 3-й корпусной авиационный отряд.
Командование действительно сделало правильный выбор, так как Донат Макиенок на удивление быстро освоился с новым кругом обязанностей.
28 мая 1912 г. он был командирован в Севастопольскую Офицерскую школу авиации, где успешно закончил курсы мотористов. Проработав некоторое время мотористом при школе, он был включен в группу для теоретического обучения и подготовки к полетам на моноплане "Ньюпор-4". Он оказался способным учеником и, успешно выполнив зачетные полеты, после чего прошёл дополнительный курс практического обучения на моноплане "Ньюпор-4", а затем сдал экзамены на звание и диплом "военного летчика". Судя по всему, Донат Макиенок стал одним из первых солдат, сумевших получить звание военного летчика. 22 февраля 1914 г. ему вручили летное удостоверение "бреве" за № 239, а 15 июня 1914 г. присвоили чин старшего унтер-офицера.
Перед самой войной старший унтер-офицер Макиенок был откомандирован в свою часть - в 3-й корпусной авиационный отряд (III-й КАО) 4-й авиационной роты в город Лиду, причем в этом соединении Донат Макиенок оказался единственным пилотом, не имевшим офицерского звания.
В августе 1914 г. 3-й корпусной авиационный отряд (командир - штабс-капитан Г. Мячиков) был причислен к 3-му армейскому корпусу 1-й армии Западного фронта, которым командовал генерал от инфантерии Н.А. Епанчин (1857 г.р.) и старший унтер-офицер Макиенок отправился на фронт в Восточную Пруссию. В III-м КАО было пять монопланов «Ньюпор»-4.
Почти "с колес" летчики включились в боевую работу. 8 августа 1914 г. военный летчик подпоручик Устьянцев и летчик-наблюдатель - поручик Шамин получили задание найти действовавшую во вражеском тылу конницу хана Нахичеванского и передать ей приказ генерала от инфантерии Епанчина о дальнейших действиях.
Однако, вылетевший экипаж пропал без вести вместе с секретным пакетом. В тот же вечер на поиски хана Нахичеванского отправился старший унтер-офицер Донат Макиенок. Он нашел конницу и, благополучно передав секретный пакет, повернул на базу, но на обратном пути его самолет был обстрелян неприятельскими пехотинцами. Одна из пуль пробила бензобак. Макиенку пришлось выключить мотор и спланировать на свою территорию, но до аэродрома дотянуть не удалось, и летчик пошел на вынужденную. Оставив самолет под присмотром подоспевших кавалеристов, Макиенок отправился на командный пункт доложить, что задание выполнено. В это время к месту посадки нагрянул вражеский конный разъезд, и русским кавалеристам пришлось сжечь поврежденную машину. Несмотря на потерю аппарата за успешно выполненное задание и проявленный при этом героизм Доната Макиенка наградили «солдатским» Георгиевским крестом 4-й степени (№ 147615).
Вскоре ситуация на фронте осложнилась. 11 августа 1914 г. Макиенок и наблюдатель подпоручик Макейчик в районе городка Таннау обнаружили крупное скопление вражеской артиллерии. Противник готовился к контрудару, однако информацию военных летчиков командование оставило без внимания. В результате этой преступной халатности русская армия понесла тяжелое поражение и оставила территорию Восточной Пруссии.
3-й корпусной авиаотряд, в отличие от многих других частей, сумел выскочить из окружения. При этом летчики ухитрялись еще и периодически осуществлять бомбардировки германских городов Восточной Пруссии - Кенигсберга, Алленбурга, Фридланда. 12 августа 1914 г., возвращаясь с одного из таких вылетов, аппарат Доната Макиенка при посадке скапотировал, поломав крылья, винт и шасси. Макиенок и его наблюдатель отделались легкими травмами, но в результате этой и ряда других аварий к началу сентября 1914 г. из пяти "Ньюпоров", состоявших на вооружении 3-го корпусного авиаотряда, в строю остался лишь один, да и его пришлось сжечь собственными руками при отступлении.
Обслуживающий персонал авиаотряда отправили в тыл, а пилотов командировали на московский завод "Дукс" за новыми аэропланами типа "Моран-парасоль". В декабре 1914 г. военные летчики вернулись на фронт, но до конца 1914 г. старший унтер-офицер Донат Макиенок успел совершить лишь 2 неудачных полета (во время последнего он заблудился в тумане и вернулся на аэродром только через полтора часа).
9 января нового 1915 г. было отмечено вторым по счету капотированием Макиенка, которое, впрочем, закончилось столь же благополучно, как и предыдущее. А вот поучаствовать в этом месяце в военных действиях Макиенку практически не пришлось, поскольку его отряд занимался передислокацией на Юго-Западный фронт: сначала под гор. Львовом в Галиции, а затем под гор. Кельцы в Польше, в распоряжение штаба 25-го пехотного корпуса.
Боевая работа возобновилась в феврале 1915 г. 16.02.1915, во время воздушной разведки, Макиенок и Макейчик Василий Яковлевич погнались за немецким аэропланом, который не стал вступать в бой, а, пользуясь большим запасом высоты, предпочел уйти на свою территорию.
В последние дни зимы 1915 г. главным противником для русских летчиков были не столько германцы, сколько погода. Так, 25 февраля 1915 г. сильный порыв ветра подхватил идущий на посадку "Моран-Ж", в котором находились Макиенок и наблюдатель - штабс-ротмистр Римский-Корсаков Тихон Ильич. В результате самолет буквально врезался в землю, и только по счастливой случайности ни машина, ни летчики серьезно не пострадали. Во всяком случае, уже через два дня они вновь отправились на задание и сбросили две бомбы на железнодорожную станцию Влашово.
К весне 1915 г. затишье закончилось, и боевые действия активизировались. 27 апреля 1915 г. во время очередного задания аэроплан с Макиенком и Макейчиком Василием Яковлевичем был подбит огнем неприятельской артиллерии. С большим трудом самолет дотянул до "ничейной" территории и приземлился на болоте. Макейчика придавило крылом, но Макиенок вытащил его из-под обломков и доволок до русских окопов.
Через два месяца вместе с другим наблюдателем - поручиком Шлаковым - Донат обнаружил крупное скопление неприятельской пехоты и доложил об этом начальству. За этот полет Макиенок был награжден Георгиевским крестом 2-й степени (№ 602). В июне 1915 г. Макиёнок получил очередной воинский чин – подпрапорщика. Правда, как и в прошлом году, командование вновь не приняло упреждающих мер, следствием чего стало еще одно тяжелейшее поражение русской армии, вошедшее в историю Первой Мировой войны под неофициальным названием «летняя катастрофа 1915 года».
Впрочем, самого Макиенка наградами не обделили: всего за 3 месяца он получил еще два Георгиевских креста (3-й и 2-й степени) и был произведен в первый офицерский чин - подпрапорщика.
В декабре 1915 г. 3-й корпусной авиаотряд перевели на аэродром Вержбовец под гор. Проскуровым. В преддверии нового 1916 г. Император Николай II подписал очередной приказ, в котором среди других отличившихся значился и Донат Макиенок - ему присваивалось звание военного летчика.
Сам Донат узнал об этом уже после окончания Рождественских праздников, когда противоборствующие стороны с прежним ожесточением обрушились друг на друга. Пожалуй, накал борьбы был даже еще большим, поскольку, если в предыдущий период главный упор делался на воздушную разведку, то теперь основную часть времени военные летчики посвящали бомбардировкам. Так, 14 февраля 1916 г. Макиенок сбросил 16 бомб на немецкие обозы у сел Подгайцы и Белокернице. На обратном пути у аэроплана заглох мотор, и оставшиеся 15 верст летчику пришлось планировать.
17 февраля 1916 г. авиаотряд провел первую на Восточном фронте ночную бомбардировку противника. На задание отправились сразу два экипажа: Макиенок, с наблюдателем - поручиком Глубковским на "Моране-парасоле", и старший унтер-офицер Янченко Василий Иванович с наблюдателем - поручиком Ширяевым на "Ньюпоре-10". Чтобы запутать вражеских зенитчиков, русские летчики при подлете выключили моторы и, планируя, приблизились к цели. 12 бомб обрушились на железнодорожную станцию Бучач. После бомбардировки моторы включили, развернулись, затем опять остановили и ретировались так же, как и появились - то есть на планирующем полете. На свой аэродром самолеты вернулись без потерь и повреждений. Чтобы облегчить им посадку, мотористы осветили взлетную полосу кострами и фарами автомобилей.
19 февраля 1916 г. ночную бомбардировку повторили с тем же успехом, только на сей раз в операции участвовали лишь Макиенок и Янченко на своих самолетах. Эти бомбардировки сблизили двух летчиков, в биографиях и характерах которых было много общего: и тот и другой выделялись среди товарищей незаурядной отвагой и мастерством, происходили из "низов общества" и делали свою карьеру без какой-либо протекции.
Правда, вскоре судьба их разлучила. Вначале апреля 1916 г. Император Николай ІІ посетил действующую армию. Для обеспечения безопасности Николая II был сформирован специальный авиаотряд под названием ""Чрезвычайная Воздушная Охрана"" (ЧВО), в состав которого командование зачислило и поручика Макиенка. Летчику Макиенку пришлось патрулировать район Хотин - Рухотин - Шидловцы и довелось участвовать в воздушных боях с австрийскими военными летчиками, которые, впрочем, закончились безрезультатно. 15 апреля 1916 г. приказом по армиям Юго - Западного фронта № 618, поручик Макиенок был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом.
11 августа 1916 г. Донат Макиенок вернулся в свою часть и узнал, что его друга Василия Ивановича Янченко перевели в 7-й авиационный отряд истребителей. Макиенок же по-прежнему оставался в обычном корпусном авиаотряде, занимавшемся не столько охотой за вражескими самолетами, сколько менее увлекательными задачами, вроде разведки, бомбардировок, корректировки артиллерийского огня и обеспечения связи между штабами и полевыми частями.
Однако, у Макиенка уже имелся кое-какой истребительный опыт, была и неподтвержденная победа, датируемая 15 марта 1915 г. Тогда, бросившись в одиночку за появившимся над деревней Коссово австрийцем, он сумел вынудить его к посадке, но... на своей (то есть на вражеской) территории. Победу не засчитали.
К тому же по возвращении из ЧВО Донат Макиенок усердно занялся оттачиванием своих навыков пилотажа. Так, 7 сентября 1916 г. вместе с летчиками Шкариным, Федоровым и Шиуковым подпоручик Макиенок участвовал в показательных выступлениях на аэродроме Стрункув близ местечка Коломыи в Галиции. На высоте 1000 - 1500 метров летчики выключали моторы и, не теряя высоты, планировали над аэродромом, пользуясь восходящими потоками воздуха. Впрочем, рекорд в этих выступлениях установил не Макиенок, а Шкарин Анатолий Викторович, сумевший удерживать нужную высоту в течение целых 7 минут.
Через 3 недели русская авиация совершила массированный налет на железнодорожную станцию Подвысокое-1. В рейде участвовало 16 бомбардировщиков и 4 истребителя из 7-го истребительного авиационного отряда. В небе над станцией разгорелся бой с вражескими аэропланами.
Донат Макиенок трижды атаковал неприятельский самолет и в конце концов вынудил его ретироваться. Столь же успешно действовали и летчики из 7-го истребительного авиаотряда - Орлов Иван Александрович и Янченко Василий Иванович.
Видимо, именно по рекомендации Янченко после этого боя Макиенок и был переведен к истребителям 7-го авиаотряда. Соответствующий приказ (вместе с производством в чин поручика) застал его в госпитале, где Макиенок находился после аварии (пр. 7-го АД №411 от 15.12.1916). Оправившись от травм, Донат Макиенок отправился к новому месту службы.
Среди истребителей Макиенок прижился довольно быстро. Уже через пару месяцев командир 7-го истребительного авиаотряда Иван Александрович Орлов следующим образом аттестовал Макиенка: "Летчик изумительной храбрости. Не только отлично исполняет приказы, но сам всегда вызывается на опасные полеты, которые выполняет блестяще. Также очень хорош по технике полета, свою работу любит. Характера спокойного и уживчивого. Всего более подходит для истребительного дела, хотя одинаково хорошо выполняет всякие задачи".
Подобную характеристику Макиенок регулярно подтверждал делами. 7 марта 1917 г. у деревни Свистельники на пару с Янченко поручик Макиенок на "Ньюпоре-21" атаковал и сбил неприятельскую машину. Победу не засчитали, так как германский самолет рухнул на своей территории, но о бое все-таки было сообщено в приказах по отряду и дивизиону.
20 марта 1917 г. три русских самолета ("Моран-монокок" Янченко и два "Ньюпора" - Макиенка и Матвеевича) атаковали двух "германцев" над Монастыржеско. Как сообщалось в рапорте: "Большой самолёт бомбоносец не принял боя и с большим снижением ушел в свое расположение. Охраняющий истребитель - двухстоечный, двухпулеметный - вступил в бой и после нескольких атак наших летчиков также удалился в свое расположение". После возвращения на аэродром при осмотре "Ньюпора" поручика Макиенка в заголовнике кабины были обнаружены 4 пробоины от вражеских пуль, одна из которых прошла всего в 2-х сантиметрах от головы пилота. 31 марта 1917 г. поручик Макиенок одержал свою первую официально подтвержденную победу.
Не менее напряженным оказался воздушный бой 13.04.1917. Сам поручик Макиенок докладывал о нем следующим образом: "В 8 часов 45 минут утра 13 апреля 1917 г., вылетев для преследования неприятельского самолета, шедшего по направлению Тысменица - Станиславув, но не догнав его, я заметил два самолета в районе Богородчаны. Сблизившись с ними, я увидел, что одним из них был наш "Моран-парасоль" (как потом выяснилось, из "родного" 3-го корпусного авиаотряда - прим. автора), а другим был преследующий его неприятельский "Альбатрос" (на самом деле это был "Бранденбург C.I" - прим. автора). Наш самолет уходил к себе в тыл, а неприятельский самолет преследовал и расстреливал его. Будучи мною атакован в районе Аысец, он бросил преследование "Морана-парасоля" и вступил со мной в бой, продолжавшийся 7 минут. Обладая большей скоростью, противник не давал мне возможности удачно атаковать его. Во время нашего боя к нам приблизился наш самолет "Моран-монокок", на котором летел военный летчик прапорщик Янченко. Когда неприятель пикировал на меня, прапорщик Янченко атакой сверху заставил неприятеля снизиться на равную со мной высоту, что способствовало удачной атаке. После моей последней атаки противник быстро начал падать, переваливаясь через крыло, и упал, загоревшись, в лес к западу от Майдонской Буды. Снизившись до высоты 800 метров и убедившись, что неприятельский самолёт сгорел, я повернул на свой аэродром Марковце". На сей раз победу Макиенку засчитали, так как ее подтвердили из штаба 117-й пехотной дивизии.
21 апреля 1917 г. Донат Макиенок и командир авиаотряда Иван Орлов в районе деревни Колодзиновки обнаружили неприятельский аэроплан. Выпустив очередь из пулемета, Орлов убил или ранил наблюдателя, но тут же был атакован появившимся еще одним вражеским самолетом. Поручик Макиенок бросился спасать командира и заставил противника снизиться в районе поселка Майданы. После этого русские авиаторы сами подверглись атаке 3-й неприятельской машины, но были вынуждены уйти, не приняв боя, так как боезапас у них был на исходе.
Если этот бой закончился практически вничью, то 27.04.1917 поручик Макиенок одолел врага, заставив его совершить вынужденную посадку у деревни Козярки. Однако, и на сей раз победа осталась неподтвержденной, а, следовательно, и не засчитанной.
В июне 1917 г., перед "наступлением Керенского", в 7-й авиаотряд стали поступать новые машины "Ньюпор" 17-го и 23-го типов. Эти самолеты, имея более мощные 100-сильные двигатели и штатные установки синхронных курсовых пулеметов, были лучше приспособлены для воздушных боев, что тут же отразилось на результативности русских летчиков.
Так, 26 июня 1917 г. поручик Макиенок летал "для снижения неприятельского аэростата. Северо - западнее Бжежан ... аэростат был обстрелян из пулемета, после чего быстро снизился". Судя по всему, гибель "колбасы" была бы неизбежной, если бы боезапас пулемёта включал в себя зажигательные пули.
Зато 29 июня 1917 г. Донат настиг и сбил вражеский аэроплан, который совершил вынужденную посадку у фольварка Марценковка.
Засмотревшись на поверженного противника, поручик Макиенок угодил под огонь 2-х вражеских "Фоккеров". С большим трудом Макиенок сумел дотянуть израненную машину до своих окопов, получив в качестве утешения еще одну засчитанную победу.
Через неделю Янченко в сопровождении поручика Макиенка отправился проводить фотосъемку вражеских позиций. Один из неприятельских самолетов пытался помешать им, но был уничтожен совместными усилиями.
20 июля 1917 г. - после гибели Юрия Гильшера - поручик Донат Макиенок принял временное командование 7-м истребительным авиаотрядом и занимал эту должность вплоть до прибытия своего преемника - штабс-капитана Тадеуша Гроховальского. (Назначен ПАФ от 14.08.1917.)
Поручик Макиенок был третьим по счету командиром 7-го истребительного авиаотряда, сменив в этой должности героически погибших Орлова Ивана Александровича и Гильшера Юрия Владимировича. Правда, в отличие от них по происхождению поручик Макиенок был не дворянином, а крестьянином, и к тому же поляком, что, конечно же, затрудняло его карьеру в русской армии.
После революции многое изменилось, а минусы превратились в плюсы. Поручик Макиенок поменял подданство и стал довольно заметной фигурой в авиации независимой Польши. И все-таки 1916-1917 гг. были, вероятно, самым ярким периодом в его биографии.
На его счету четыре достоверные победы и девять - с вероятно сбитыми.
За отличия в делах против неприятеля пожалован орденами: Святой Анны 4-й ст. с надписью "За храбрость" и Святой Анны 3-й ст. с мечами и бантом, Святого Станислава 3-й ст. с мечами и бантом и Святого Станислава 2-й ст. с мечами, Святого Владимира 4-й ст. с мечами и бантом, знаками отличия Военного ордена Святого Георгия 2-й, 3-й с бантом и 4-й степеней.
Следует отметить, что несмотря на начавшийся развал фронта это соединение еще некоторое время сохраняло боеспособность и успешно противостояло действиям вражеской авиации. Сам поручик Макиенок служил примером для других летчиков и, по некоторым сведениям, во время своего последнего вылета 19-го августа 1917 г. подбил два неприятельских самолета.
Спустя 5 дней командир 7-го авиационного дивизиона, капитан Баранов рапортовал начальству: "Поручик Макиенок тяжело болен, подорвал свое здоровье беспрерывной работой на фронте и нуждается в продолжительном лечении и отдыхе. Ходатайствуем о прикомандировании его в Севастопольскую или Евпаторийскую авиашколы".
Ходатайство удовлетворили, после чего поручик Макиенок был направлен в Ейскую школу "для изучения пулеметного дела". Затем Макиенок некоторое время лечился от туберкулеза в Севастопольском госпитале, где его и застал приказ о производстве в звание штабс-капитана (1917).
В ноябре 1917 г. штабс-капитан Макиенок вернулся в свою часть и был избран в состав военно-революционного комитета 7-го авиационного отряда. Однако сам отряд фактически уже прекратил существование, авиационное имущество растаскивалось, а пилотам приходилось задумываться о собственном будущем. И тогда многие из них, подобно Макиенку, вспомнили о своих национальных корнях. Украинцы грезили о "незалежности Украины", грузины - независимой Грузии, собственные вооруженные отряды создавали латыши, литовцы, эстонцы и прочие. Аналогичным образом действовали и поляки, причем уже сформированные и еще формирующиеся польские соединения имелись как в русских, так и в австро-венгерских вооруженных силах.
Устав от творящейся в 7-м авиаотряде "демократии", 18 января 1918 г. военный летчик штабс-капитан Макиенок на своем "Ньюпоре" перелетел в Каменец-Подольский. Там он вступил в состав 1-го Польского авиационного отряда 2-го польского корпуса, заняв должность помощника при бывшем своем начальнике и соотечественнике - капитане Тадеуше Гроховальском.
Здесь опять-таки следует пояснить, что и русские (как А.Ф. Керенский, так и В.И. Ленин), и немцы обещали восстановить независимое польское государство, но поскольку перевес сил в начале 1918 г. был на стороне немцев, то к ним и стали плавно перетекать польские военные, включая и тех, которые раньше служили в Русской Императорской армии.
Однако, ужиться с немцами полякам так и не удалось. Главный лидер польского национального движения Юзеф Пилсудский, который настаивал на немедленном предоставлении Польше независимости, настолько сильно раздражал немцев, что был арестован и посажен в тюрьму. Находившиеся под его командованием части весной 1918 г. подверглись принудительному разоружению.
В мае 1918 г. подобная участь постигла и 2-й польский корпус вместе с приписанным к нему 1-м авиационным отрядом. Военный летчик штабс-капитан Макиенок, судя по всему, перед разоружением своей части попытался улететь на одном из аэропланов, но под городом Каневым был сбит.
Отделавшись легкими травмами, Донат Макиенок через 4 дня бежал из-под стражи и пешком добрался до Киева. В городе в это время гетман Павел Скоропадский готовился свергать Центральную Раду, и все были настолько заняты, что до польского летчика никому не было дела. Тогда Макиенок собрал группу из 18 таких же, как и он, "приблудившихся" польских солдат, вместе с которыми решил добраться до занятого союзниками Мурманска. Однако, на полпути - в Нижнем Новгороде - все они были арестованы большевиками и препровождены в московскую городскую тюрьму "Бутырка". Какими-то неисповедимыми путями 1 октября 1918 г. Макиенок бежал и оттуда, а спустя ровно месяц добрался до Варшавы.
1 ноября 1918 г. Донат Макиенок вернулся в Варшаву, а через несколько дней Польша обрела независимость, и бывший капитан Русской Императорской армии снова вступил в ряды Войска Польского, хотя имел полное право на отдых и лечение после стольких скитаний и тюремного заключения.
"Старые заслуги" для польского командования ничего не значили, и 18 ноября 1918 г. по окончании 2-недельного курса подготовки в офицерской школе Деблина (Deblin) Макиенок был произведен в чин поручика (то есть на два ранга ниже, чем в России или у генерала Галлера), а затем получил назначение в Краковскую летную школу.
20 января 1919 г. военный летчик Макиенок, к тому времени уже капитан, стал пилотом только что сформированной 3-й эскадрильи (3 Eskadra), которая в последних числах месяца отправилась в город Люблин (Lublin) для действий на Волынском фронте. Приказом от 3 февраля 1919 г. капитан Макиенок получил должность "шеф-пилота" части.
Организационный период закончился 5 февраля 1919 г., а на следующий день капитан Макиенок на DFW C.V серийный № C.808/17 (борт. № 54) совершил первый боевой вылет эскадрильи. В качестве наблюдателя с ним полетел командир эскадрильи капитан Юлиан Слоневски. Спустя час после взлета двигатель отказал, пришлось садиться на вынужденную. Военные летчики провозились с мотором до темноты и смогли вернуться на свой аэродром только на следующий день.
Всего за 4 месяца боевых действий капитан Макиенок совершил 16 разведывательных полетов, в которых его наблюдателями, кроме комэска, были подпоручики Тадеуш Антонович и Александер Лагуна.
В сражениях с украинцами и с Красной Армией в 1919-1920 гг. капитан Макиенок практически не участвовал из-за обострившегося туберкулеза. Он занимался главным образом штабной работой.
С 30 мая 1919 г. капитан Макиенок сам возглавлял 3-ю эскадрилью. С апреля по октябрь 1920 г. его подчиненные принимали участие в советско-польской войне, но сам он не летал из-за плохого здоровья. Тем не менее к концу советско-польской войны Макиенок командовал 3-й эскадрильей ВВС Войска Польского и имел звание капитана.
После окончания боевых действий капитан Макиенок продолжал командовать 3-й эскадрильей, пока в начале 1925 г. не получил назначение на пост коменданта авиационного парка в летной школе в Быдгоще (Bydgoszczy).
С этой должности Макиенок в чине майора вышел в отставку 31 декабря 1928 г.
К тому времени кроме российских орденов у него появился еще целый букет наград - польские: орден "Виртути Милитари" 5-го класса, крест "За доблесть", крест "За независимость", медаль "За победу", а также сербский орден Белого Орла 4-й степени.
После увольнения от службы в Войске Польском отставной майор резерва Макиенок работал на фабрике "Продметал" (Prodmetal) в городе Быдгоще.
Сняв погоны, Макиенок Донат Адуевич женился, и 15 июля 1933 г. у него родился сын Хенрик (Henryk).
Вскоре - в 1939 г. или в начале 1940 г. - во время начала германской оккупации Донат Макиенок был арестован немцами. В мае 1941 г. он попал в немецкий в концлагерь Освенцим и всего через месяц умер (или был убит).
Военный летчик ВВС Войска Польского майор Макиенок погиб в концлагере Освенциме. Официальная дата смерти – 18 июня 1941 г. Обстоятельства жизни и смерти выдающегося аса Первой Мировой войны в Освенциме остаются не выясненными и по сей день.
За свою летную карьеру военный летчик Донат Макиенок совершил около 600 боевых полетов, провел несколько десятков воздушных боев, одержал 9 воздушных побед, 4 из которых нашли официальное подтверждение. Летал на 14 типах самолетов: "Ньюпоры" с 4-го по 23-й, "Моран-Ж" 14- и 16-метровый (типы H и G соответственно), "Моран-Парасоль", "Спад" А2 и/или A4, "Альбатрос" D.III, "Фоккер" D.VII, "Бранденбурги" B.I и C.I и DFW C.V. Начав службу рядовым солдатом осенью 1911 г., Донат Адуевич Макиенок за 6 лет службы достиг чина капитана инженерных войск Русской Императорской армии, что соответствует современному майору.
  • Чины:
– рядовой - солдат 97-го пехотного Лифляндского полка — (пр. от 07.11.1911)
– рядовой - солдат 106-го пехотного Уфимского полка — (пр. от 15.03.1912)
– младший унтер-офицер - механик 3-го корпусного авиационного отряда — (пр. ІІІ КАО от 21.03.1912)
– старший унтер-офицер - военный летчик Севастопольской Офицерской школы авиации — (приказ по Севастопольской ОША от 15.06.1914)
– старший унтер-офицер - военный летчик, механик 3-го корпусного авиационного отряда — на 01.08.1914
подпрапорщик - военный летчик 3-го корпусного авиационного отряда — на 01.07.1915
– прапорщик - младший офицер 3-го корпусного авиационного отряда
– подпоручик - младший офицер 3-го корпусного авиационного отряда — (ВП 30.06.1916):– поручик - младший офицер 3-го корпусного авиационного отряда — (ВП 23.01.1917)
– штабс-капитан - военный летчик 7-го авиационного отряда истребителей — ПАФ от 27.09.1917 (газета "Русский Инвалид" № 234 от 12.10.1917)
– капитан – военный летчик 7-го авиационного отряда истребителей на 18.01.1918 (ПАФ).
  • Награды:

За время военных действий 1-ой Мировой войны, в период 1914-1918 годов, - "за отличия в делах против неприятеля пожалованы знаки отличия и боевые ордена":

знак отличия военного ордена Святого Георгия
- 4-й степени (№ 147615)
- 3-й степени с бантом (№ 21450) от 15.04.1915
- 2-й степени (№ 611) от 15.04.1915
– орден Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость"
– орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (приказ по 7-й армии № 513 от 16.05.1916)
– орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (приказ по 7-й № 815 от 15.05.1916)
– орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (приказ по 7-й от 15.11.1916)
– орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (приказ по армиям ЮЗФ № 618 от 15.04.1916)
– орден Святого Георгия 4-й степени
– союзная Сербия наградила военного летчика орденом Белого Орла 4-й степени
  • Награды пожалованные во время службы в Войске Польском в период 1918-1929 годов:
– орден "Виртути Милитари" 5 класса (Virtuti Militari)
– крест "За доблесть" (Krzyż Walecznych)
– крест "За независимость"(Krzyż Niepodleglosci)
– медаль "За победу" (Médaille de la Victorie)
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
  1. http://www.lida.info/4-aya-aviacionnaya-rota-v-prodolzhenie-temy-100-letie-lidskogo-aerodroma/ история создания 4-й авиационной роты (к 100-летию Лидского аэродрома)
  2. http://www.lida.info/iz-lidy-v-vilno-na-dirizhable/ история полетов из Лиды в Вильно
  3. http://www.lida.info/korpusnye-otryady-4-j-roty-v-pervye-mesyacy-vojny/ корпусные отряды 4 авиационной роты в начале войны
  4. http://www.lida.info/lidskij-uezd-1914-1918-gg-pervaya-mirovaya-vojna/ информация о 4-й авиационной роте
  5. Информация с сайта retroplan.ru Авиаторы - кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов: Биографический справочник / Сост. М.С. Нешкин, В.М. Шабанов. - М: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. - 360 с, илл.
  6. Тинченко, Ярослав: Герои Украинского неба. Пилоты Освободительной Войны 1917-1920 гг.
  • Фотографии: