174-й пехотный Роменский полк

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
174-й пехотный Роменский полк.jpg

Справка

История полка до 1909 года

  • 26.08.1874 года - Полтавский местный батальон.
  • 31.07.1877 года - из кадра батальона сформирован 27-й резервный пехотный батальон.
  • 31.08.1878 года - Полтавский местный батальон переименован в 63-й резервный пехотный кадровый батальон.
  • 25.03.1891 года - Роменский резервный батальон.
  • 01.12.1892 года - назван 187-м пехотным резервным Роменским полком, в составе 2-х батальонов.
  • 01.01.1898 года - 174-й пехотный Роменский полк, в составе 4-х батальонов.

ИСТОРИЯ ПОЛКА

Фронтовая биография 173-го Каменецкого и 174-го Роменского пехотных полков, принимавших участие в Первой мировой войне с августа 1914 года по март 1918 года, нашла отражение в фондах Российского государственного военно-исторического архива. Документация представлена не только журналами военных действий, но и полевыми книжками командного состава, приказами и распоряжениями по служебной деятельности, наградными материалами на отличившихся в боях военнослужащих. Накануне войны эти войсковые части дислоцировались в городе Курске. В Государственном архиве Курской области сохранились дела об отпуске средств городским управам на расквартирование войск, об отводе, ремонте и строительстве помещений, о выделении земли под стрельбища и военные лагеря.

Как следует из документов Курского губернского распорядительного комитета, в апреле 1909 года стало известно о новой дислокации сухопутных войск (ГАКО 1: 6-6 об.). По получении ее в штабе Киевского военного округа, в состав которого входила и Курская губерния, командующий войсками округа генерал Н.И. Иванов должен был организовать на подведомственных территориях работы по подготовке к расквартированию войск и обустройству быта. 11 ноября 1909 года секретным отношением, направленным курскому губернатору М.Э. Гильхену из штаба Киевского военного округа, сообщалось об изменениях в дислокации войск на территории губернии (ГАКО 1: 1-2). К документу прилагалась ведомость вновь прибывавших в губернский гарнизон частей: штаб 44-й пехотной дивизии, управление 1-й бригады 44-й пехотной дивизии, два пехотных полка 1-й бригады - 173-й Каменецкий и 174-й Роменский со своими штабами и вспомогательными службами, а также 21-й мортирный артиллерийский дивизион и 21-й мортирный артиллерийский парк.

Осенью 1910 года эти войсковые части на постоянной основе расположились в городе Курске. К 30 июня 1914 года их подразделения размещались в казармах и городских зданиях губернского центра. Согласно отчетным листам по квартирному довольствию 173-го и 174-го пехотных полков, к указанному времени в них состояло на службе в нижних чинах 2 171 чел. и 19 86 чел. соответственно (ГАКО 2: 33 об.).

Журнал военных действий 174-го пехотного Роменского полка сообщает о том, что 17 июля 1914 года в 7-мь часов утра из штаба 44-й пехотной дивизии было получено распоряжение об объявлении мобилизации. Работа первого дня проводилась по плану мобилизационных мероприятий. Из личного состава были выделены на формирование 314-го пехотного Новооскольского полка 25 офицеров и 262 нижних чина, 21-го запасного батальона - 9 офицеров и 39 нижних чинов, этапной полуроты - 1 офицер и 3 нижних чина (РГВИА 1: 109). 19 июля 1914 года началось комплектование 173-го пехотного Каменецкого полка пополнением из числа мобилизованных жителей Курской губернии. Партии новобранцев прибывали с Курского сборного пункта без именных списков и сведений о численном составе, что вызывало определенные организационные трудности. За день в полк прибыли 732 человека и поступила 161 лошадь, которые были распределены по ротам, командам и в первый взвод дивизионного обоза (РГВИА 2: 206).

20 июля 1914 года две партии запасных из Щигровского уезда пополнили 174-й пехотный Роменский полк, в результате чего его численность увеличилась на 638 человек и 336 лошадей. Мобилизационная работа проходила без замечаний. В последующие дни полк доукомплектовывался запасными из Щигровского, Тимского, Новооскольского и Старооскольского уездов Курской губернии. Но по прибытии последней партии некомплект составил 150 чел. (РГВИА 1: 109 об.). Проблемы с комплектованием испытывал 173-й пехотный полк. Прибывавшие разновременно партии имели недокомплект в несколько сот чел. Многие новобранцы не были готовы к прохождению строевой службы. Недостававших по нарядам от Фатежского уезда 623 человек пришлось набирать в 20-м запасном батальоне Обоянского уезда Курской губернии. К 22 июля 1914 года комплектование полка завершилось, но хозяйственные работы продолжались (РГВИА 2: 206 об. - 207). В течение нескольких дней велась подготовка обоза к отправке на фронт, а с прибывшим пополнением проводились занятия по стрельбе. 25 июля 1914 года в помещении общественного клуба куряне устроили торжественный прощальный ужин для частей гарнизона. На следующий день в полковые лагеря прибыл крестный ход с архиепископом Курским Феофаном, привезли и чудотворную икону «Знамение Божией Матери Курской Коренной». Был отслужен напутственный молебен, солдаты и офицеры получили благословение.

27 июля 1914 года в 6-ть часов утра на фронт выдвинулся первый эшелон с военнослужащими 173-го пехотного Каменецкого полка. Всего для их переброски потребовалось пять железнодорожных составов, отправлявшихся со станции Курск через каждые два часа. В тот же день в 8-мь часов утра командир 44-й пехотной дивизии генерал-лейтенант С.Ф. Добротин произвел смотр 174-го пехотного Роменского полка. А вечером на лагерном плацу полковой священник отслужил молебен, после чего всем чинам были розданы нательные крестики и образки. Полк выдвигался на фронт шестью эшелонами, первый из которых отправился со станции Курск 28 июля 1914 года ночью - в 3 часа 40 минут (РГВИА 1: 207; РГВИА 2: 110).

29-30 июля 1914 года части 44-й пехотной дивизии из города Курска прибыли в город Луцк. Об атмосфере этих дней сохранились воспоминания М.Д. Бонч-Бруевича, бывшего командира 176-го пехотного Переволоченского полка, входившего в состав той же дивизии: «В противоположность бурливому киевскому вокзалу на станции Луцк стояла мертвящая тишина, даже железнодорожный буфет и тот был закрыт. Чувствовалась близость если и не фронта, то прифронтовой полосы, в городе было полно офицеров в походной форме, перетянутых портупеей с непонятным обилием столь полюбившихся в первые месяцы войны никому не нужных ремней и ремешков, с кожаными футлярами для биноклей, папирос и еще чего-то, словом, обвешанных до такой степени, что затруднялось даже движение. По мостовой маршировали отправлявшиеся на фронт роты; солдаты изнемогали под тяжестью «полной выкладки», стояла жара, и, конечно, куда разумнее было бы, сдав в обоз ненужные шинели и ранцы, налегке выступить в трудный поход по скверным и пыльным дорогам Галиции; но никто до этого не додумывался, и чрезмерно нагруженные солдаты с тяжелыми винтовками на натруженных плечах «печатали шаг» и делали это с такой же покорностью, с какой в половине прошлого века отправлялся в поход «вечный» николаевский солдат в немыслимо узких брюках, начищенном мелом нелепом снаряжении и тяжелом и ненужном кивере» (Бонч-Бруевич 1957). Здесь им предстояло приступить к выполнению боевых задач, поставленных штабом 3-й армии перед 21-м армейским корпусом (в состав которого входила дивизия). Согласно полученным распоряжениям, основная задача его войск заключалась в удержании речных переправ у Луцка, Торговице и Рожище. Самой армии было приказано «замедлить, насколько возможно, движение австро-венгерских армий при вторжении в наши пределы, а затем наступать в Галицию с общим направлением на Львов» (РГВИА 3: 31). В то же время армейское командование признавало: «Недостаток инженерной подготовки и тяжелые местные условия делают трудноразрешимым вопрос об их активной обороне... Поэтому переправы эти следует отстаивать по возможности. От захвата кавалерии они должны быть предохранены, безусловно. В случае же направления на них противником значительных сил оборона их должна быть по преимуществу сосредоточена на правом берегу реки Иквы и Стыри, а сами переправы подготовлены к разрушению» (РГВИА 3: 19). Согласно боевому расписанию, оборона переправ у названных населенных пунктов поручалась Рожищенскому отряду (в составе четверти батальона 173-го пехотного полка и 2 пулеметов), Луцкому отряду (3 и ЪА батальона, 6 пулеметов 173-го пехотного Каменецкого полка; 2 батальона, 4 пулемета 174-го пехотного полка; 16 легких орудий 44-й артиллерийской бригады), Торговицкому отряду (2 батальона, 4 пулемета 174-го пехотного Роменского полка; 8 легких орудий 44-й артиллерийской бригады) (РГВИА 3: 42). К 1 августа 1914 года личный состав 173-го пехотного Каменецкого полка вошёл в состав Луцкого отряда, сменив на занимаемых позициях 44-й пехотный Камчатский полк, занял четыре форта к западу от Луцка и принял охрану моста через реку Стырь. 1-я рота полка передана Рожищенскому отряду для обороны переправ. Одновременно был сформирован Торговицкий отряд, который возглавил командир 174-го пехотного Роменского полка полковник В.Г. Владимиров. Отряд был распределен по участкам и приступил к укреплению позиций для активной и пассивной обороны (РГВИА 4: 230; РГВИА 2: 110 об.). В течение нескольких дней продолжались работы по дальнейшему укреплению позиций. У местечка Торговицы возводились окопы. На правых берегах рек Стыри и Иквы сооружались укрытия для упорной обороны. На левых берегах этих рек, перед деревнями Подлосцы, Перекладовичи, Лихачевка, Волничи, создавались искусственные препятствия на случай наступления неприятельской кавалерии и мелких частей пехоты.

В отданном 4 августа 1914 года приказе по войскам 3-й армии отмечалось: «По прежним сведениям противник развертывается на линии Красное-Золочев-Зборов. До реки Серет крупных частей противника не обнаружено. Город Тернополь занят противником. Наша конница не могла проникнуть за линию Стоянов-Родзихов и к Топорову. 3-я армия развернулась в районах Дубно-Ровенском и Горынском» (РГВИА 3: 79). В связи с переходом 6 августа 1914 года 3-й армии в наступление частям 21-го корпуса предстояло выдвинуться по обоим берегам реки Стыри к Берестечко и Острову, 7 августа - выйти на линию реки Пляшевки, к вечеру 10 августа - утвердиться на линии Стоянов - Станиславчик - Пониковице - Пеняки - Заложцы, а 11 августа - продолжить наступление в пределы Галиции и утвердиться на линии Топоров-Переволочно. В приказе по 3-й армии за этот день отмечалось, что противник, не принимая боя, отступает к Львову. 21-му корпусу предписывалось закрепиться на линии Остапковцы-Буск. К 14 августа 1914 года - занять район Каменка-Струмилово и Мосты Вельки (РГВИА 3: 80, 112, 118-119, 122). Наступление 3-й армии, начавшееся 6 августа 1914 года, развивалось почти беспрепятственно. Слабые части войск прикрытия противника поспешно отходили, боевые столкновения были редкими. За шесть дней армия продвинулась на 90-100 км. Отдельные детали наступательного марша сохранились в полковых журналах военных действий: «10 августа 1914 года. Полк (174-й пехотный Роменский полк) в составе главных сил правой колонны 44-й пехотной дивизии выступил из деревни Джиковичи в 6.30 утра для следования через Мервь в пределы Австро-Венгрии. В селении Мервь к полку присоединились 2 батальона 173-го пехотного Каменецкого полка. Вместе с ними в 9.45 утра у селения Мервь полк перешел границу и вступил в пределы Австро-Венгрии...» (РГВИА 1: 110; РГВИА 2: 207).

13 августа 1914 года 173-й пехотный Каменецкий полк в составе авангарда левой колонны выступил из Топорова, сразившись с противником у деревни Деревляны на реке Западный Буг. Переправ не было, поэтому головные части, перейдя реку в брод, вступили в бой. К вечеру неприятель отступил, а темнота не позволила продолжить его преследование. В этот день полк понес первые потери: погибли штабс-капитан Н.Ф. Войнов, подпоручик С.П. Кузнецов и 20 нижних чинов, были ранены штабс-капитаны А.Е. Лайков и В.Я. Тищенко, прапорщик Битешко и 63 нижних чина, контужен подпрапорщик Л.Г. Леонтьев (РГВИА 26: 210 об.). В августовские дни 1914 года появились первые потери среди курян, служивших в частях 44-й пехотной дивизии. Так, 25 августа в бою с австрийцами у деревни Радосто погиб рядовой 173-го пехотного Каменецкого полка Федор Осипович Чаплыгин. Он был мобилизован из деревни Каноныхино Фатежского уезда Курской губернии. После гибели мужа у вдовы Татьяны Александровны остались на иждивении двое малолетних детей (ГАКО 3: 222). В том же бою погиб участник русско-японской войны, рядовой 174-го пехотного полка Петр Андреевич Сергеев из с. Верхняя Озерна Щигровского уезда. У него остались вдова Мария Афанасьевна и трехлетний сын Алексей (ГАКО 3: 378380). Рядовой Никифор Федотович Дюканов из с. Второе Рождественское Курского уезда служил в 173-м пехотном Каменецком полку и был убит в бою с австрийцами 29 августа 1914 года. У него остались вдова Степанида Ивановна, дочь Евдокия 6 лет и сын Иван 6 месяцев (ГАКО 4: 239). С сентября 1914 года подразделения 173-го и 174-го пехотных полков занимали оборону на реке Сан. Фронт 3-й армии в составе восьми пехотных дивизий растянулся на 150 км. Против них на левом берегу Сана находились девять австрийских дивизий. Оборонительные бои здесь приняли затяжной характер. Наступление с целью форсировать реку Сан было назначено на 5 октября 1914 года. Но к этому времени только части 21-го армейского корпуса оказались готовы к выполнению поставленной задачи. В ночь с 4 на 5 октября 1914 года авангарды 44-й и 33-й пехотных дивизий перешли реку Сан в районе Ниско и Рудника. 44-я дивизия заняла и укрепила позицию по линии Рацлавице-Волино-Новавесь, а 33-я дивизия - у Халупки. У Заржыче и Белина удалось навести мосты. Артиллерия осталась на правом берегу и содействовала обороне позиции. Журнал военных действий 173-го пехотного Каменецкого полка конкретизирует ситуацию: «3-й батальон с частями 175-го и 176-го полков переправился на тот берег Сана. В 12 час. дают знать, что на левом фланге собираются силы противника. Около 1 часа дня передают по телефону, что на правом фланге наших переброшенных частей собирается пехота противника... Начальник дивизии приказал перевести еще 2 роты 4-го батальона и 1 роту 2-го батальона, что было исполнено. К 6 часам дня за рекой было уже 7 наших рот» (РГВИА 2: 235-236). Желая сбросить русских обратно, к деревне Ниско направили резерв 10-го корпуса из 1-ой австрийской армии и дивизию 6-го корпуса из района Пржеворска. Атаки австрийцев были отбиты при помощи артиллерии с правого берега. Содействуя обороне, эта артиллерия не могла поддержать наступление своих войск. Поэтому все попытки продвинуться вперед, чтобы расширить плацдарм, заканчивались неудачей. Ввиду принятия нового плана действий главное австрийское командование по соглашению с германским командованием дает указание 4-й австрийской армии подготовиться к отходу и одновременно выделить из состава армии дивизию на усиление 1-ой армии. Эту дивизию должны были перевезти по железной дороге от Пржеворска в город Краков. Такое распоряжение ухудшило положение армии: на участке в 150 км остались 7-я пехотная и 4-я кавалерийская дивизии. Равновесие сил на реке Сан нарушилось. 21-й армейский корпус предпринял попытку ночной атакой 16 октября 1914 года расширить плацдарм в районе Рацлавице и создать базу для дальнейшего наступления Русской армии. В ночь с 18 на 19 октября 1914 года части 21-го корпуса провели одновременную атаку на Ниско и Рудник. Удалось занять Ниско, захватить до 200 пленных и овладеть замком у Рудника. Со стороны противника днем последовало несколько контратак, но все они были отбиты. И вновь журнальные записи 173-го пехотного Каменецкого полка дополняют картину происходившего драматическими деталями: «В 5 часов утра колонны двинулись для атаки деревни Рацлавице. Одновременно с этим полк 33-й пехотной дивизии, атакуя деревню Ниско, поджег его, осветив местность. Атакующие наши колонны были обнаружены противником, который открыл по ним сильный ружейный и пулеметный огонь. Деревня Ниско была взята сводным полком.» (РГВИА 2: 245 об.).

Таковы лишь отдельные эпизоды боевого пути 173-го Каменецкого и 174-го Роменского пехотных полков в 1914 года. Их фронтовые дороги начинались из пункта постоянной дислокации города Курска, туда же они прибыли на расформирование в начале 1918 года. По-разному сложились судьбы офицеров и нижних чинов этих полков. Сотни погибли на фронте, десятки были награждены. Многие из горнила Первой мировой войны попали на братоубийственную Гражданскую. История полков и дивизий, участвовавших в Великой и Забытой, требует еще немалых усилий исследователей.

Георгиевские кавалеры

Орден Святого Георгия 4-ой степени и Георгиевского оружия:
  • Пашин Сергей Иванович, подполковник, командир батальона 174-го пехотного Роменского полка. Георгиевский кавалер - Георгиевское оружие - ВП от 09.03.1915, стр. .

Командиры

Офицерский состав

на 1 января 1909 года:

_________________________________________________________________________________________________________________________________________ Пашин Сергей Иванович, подполковник, командир батальона 174-го пехотного Роменского полка в 1914 году.

Фотографии