Шостаковский Павел Петрович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Фото.jpg
офицерский нагрудный знак об окончании Александровского военного училища. Утвержден 21-го октября 1909 года
офицерский нагрудный знак 12-го гренадерского Астраханского Императора Александра III полка. Утвержден 29-го марта 1908 года.
офицерский нагрудный знак Лейб-гвардии Семеновского полка. Утвержден 11-го июля 1908 года.
  • Даты жизни: 1877 — 1962
  • Биография:
Павла Петровича Шостаковского (1877–1962) – выпускника Александровского военного училища (1896) 12-й гренадерский Астраханский полк ВП от 12.08.1896, офицера Лейб-гвардии Семеновского полка, сослуживца Оскара Карловича Энкеля.
Жена — Шостаковская Елизавета Вильгельмовна (урождённая Люстих, по первому браку Кист), была лютеранского вероисповедания.
«Без ложной скромности скажу, курс училища я прошел успешно и кончил его старшим портупей-юнкером и заведующим старшим курсом своей роты.
«Три года обязан был я служить за полученное образование. Еще год отслужил из деликатности к товарищам, — чтобы не показать им, будто я носил Семеновский мундир лишь по обязанности. При первом удобном случае я подал в запас».
«Огорчало присутствие в полку семнадцати немецких баронов, большинство которых говорило по-русски с акцентом. Было бы преувеличением сказать, что они составляли среди офицеров обособленную группу или досаждали своей немецкой речью, но в них чувствовалась национальная заносчивость, которая всегда была нестерпима для русского человека. Они были верноподданными русского императора, но не российского государства. Досаждали, собственно, не они сами, а положение, которое занимали при дворе и в высших сферах их отцы и дядюшки, то немецкое засилье, которое бросалось в глаза. И вообще казалась нестерпимой мысль, что в прусской гвардии служили отпрыски тех же самых баронских фамилий, что в нашей русской, и что между ними существовала чисто родственная связь».
Вскоре, однако, Шостаковский Павел Петрович вышел в отставку; был начальником Петербургского отдела Международного общества спальных вагонов и европейских скорых поездов, а с 1910 года — директором Российского таксомоторного общества.
Для устройства, приобретения и содержания в С.-Петербурге и С.-Петербургской губернии арматурно-электрическихъ, медно-литейных и металлических заводов и мастерских, а также для торговли за свой счетъ и по поручениямъ предметами производства как означенных заводов и мастерских, так и всякаго рода иными товарами, предметами и принадлежностями для применения электричества учреждается акционерное общество, под наименованием: «С.-Петербургское арматурно-электрическое акціонерное общество». Учредитель общества: гвардии поручик в отставке инженер Павел Петрович Шостаковский.

УСТАВЪ С.-Петербургскаго арматурно-электрическаго акціонернаго общества., 1912 г.



С 1914 года – в действующей армии, помощник начальника полевых железных дорог и железнодорожных войск Северо-Западного фронта, затем – в автомобильной прожекторной команде гвардейского тяжелого дивизиона. Штабс-капитан. В 1915 году направлен в Италию для обеспечения поставок технического оборудования для русской армии. В 1917 году – член Технического комитета по автомобильному делу. С начала 1920-х гг. – в эмиграции в Аргентине. Директор Общества Фиат-Аргентина в Южной Америке. С 1 декабря 1943 года – председатель Славянского комитета Аргентины. В 1947 году подал прошение в консульский отдел посольства СССР о советском гражданстве и затем репатриировался в СССР.
Однако с началом войны Шостаковский вернулся в Армию, в звании штабс-капитана занимая должности сначала помощника начальника полевых железных дорог и железнодорожных войск Северо-Западного фронта, а затем – находясь на службе в Автомобильной прожекторной команде Гвардейского тяжелого дивизиона.

В 1915 году, для обеспечения поставок технического оборудования для Русской армии Шостаковский был направлен в Италию, где однополчане вновь могли встретиться. После революции Шостаковский с супругой по льду Финского залива бежали за границу. В 1928 году они обосновались в Аргентине. В годы второй мировой войны Павел Петрович возглавлял там Славянский комитет, оказывавший помощь СССР. Кроме того, он сблизился с митрополитом Вениамином (Федченковым) – представителем Московской Патриархии в США. В 1947 году Шостаковский подал прошение о возвращении на родину. В 1960 г. в Минске вышли его мемуары «Путь к правде», в которых он и рассказал о своем однополчанине и его участии в травле Г.Е. Распутина.

Шостаковский Павел Петрович (1882– середина 1950-х) — выпускник Александровского военного училища в Москве, был юнкером Александра III. В 1920 г. выехал через Финляндию в Италию, оттуда в Швейцарию, Францию. Из Турина отбыл как директор «Общества Фиат-Аргентина в Южной Америке» с резиденцией в Буэнос-Айресе и юрисдикцией, распространявшейся на Чили, Парагвай, Уругвай. В Аргентину прибыл как русский граф, французский инженер. Сотрудничал в аргентинских журналах, читал лекции по русской литературе в Свободном институте высших знаний в Буэнос-Айресе, был членом аргентинского Общества писателей. Автор книги «Русская голгофа. Опыт критики русской революции». С 1 декабря 1943 г. председатель Славянского комитета Аргентины. В 1947 г. подал прошение в консульский отдел посольства СССР о советском гражданстве и вернулся на родину.



Дед - Шостаковский. Корнет Гродненского гус. полка. Шостаковский, Адам Иванович; подполковник; № 5810; 1 декабря 1838
Отец - Шостаковский Петр Адамович (1853 - 1917) Шостаковский (Петр Адамович) - пианист, бывший директор филармонического общества в Москве, родился в 1853 г. 15-летним мальчиком Шостаковский дебютировал в Риге как пианист. Поступив в петербургскую консерваторию, Шостаковский пробыл в ней два года, затем уехал в Берлин, где занимался у Кулака, а в Веймаре - у Листа. Вернувшись в Россию, Шостаковский с большим успехом концертировал в разных городах и был приглашен в московскую консерваторию преподавателем. Но в консерватории он пробыл недолго и перешел в качестве директора в общество любителей музыкального и драматического искусств, переименовал его в филармоническое общество, устроил при нем училище с правами и программой консерватории и организовал при обществе симфонические концерты, которыми долгое время дирижировал.

Пётр Адамович Шостаковский (1851 или 1853 — ?) — русский пианист, дирижёр, педагог и музыкально-общественный деятель.

Родился 3 (15) февраля 1851 года (по другим сведениям в 1853 году) в Курляндской губернии[1].

Дебютировал в Риге как пианист в 1868 году. Учился он в течение двух лет у А. Дрейшока в Санкт-Петербургской консерватории, затем — в Берлине, у Т. Куллака.

Вернувшись в Россию, П. А. Шостаковский с большим успехом концертировал в разных городах. В 1876 году он был приглашён преподавать в Московской консерватории, из которой ушёл из-за разногласий с Н. Г. Рубинштейном[2] и открыл в Москве в 1878 году свою музыкальную школу. Одновременно он стал одним из директоров основанного по его инициативе Общества любителей музыкального и драматического искусства, которое в 1883 году было переименовано в Московское филармоническое общество. Школа Шостаковского стала называться Музыкально-драматическим училищем при филармоническом обществе и в 1886 году получило права высшего учебного заведения (консерватории)[3]. До 1898 года Шостаковский был директором училища, профессором по классу фортепиано и первым дирижёром организованных им симфонических концертов, к участию в которых он привлекал лучших исполнителей и сам выступал как пианист[4]. В 1892 году Шостаковский пригласил заниматься в Музыкально-драматическое училище студента Московского университета Л. В. Собинова.

После выхода в отставку жил в Москве. Сын — Павел Петрович Шостаковский.




«Молодой человек в офицерской форме вызвал интерес у людей, которые знали Павлика Шостаковского с детства, – описывал П. П. Шостаковский начало своей службы в 12-м Астраханском гренадерском полку. – К тому же за мною установилась репутация одного из лучших московских танцоров. Приглашения посыпались – начиная с балов и приемов в генерал-губернаторском дворце; не было такого большого бала или раута в Первопрестольной, на который бы меня не звали. Не всегда это нравилось моим родителям. Так, например, жена миллионера Рябушинского стала присылать за мною – то составить партию в винт, то проехаться на каток, то на прием… А мне, молодому офицерику, лестно. Я и в ложу министра двора в Большом театре, и на ужин к племяннице генерал-адъютанта придворной части в Москве…»
прапорщик Шостаковский Павел Петрович (1918,1928) офицер лейб-гв. Семеновского полка. В эмиграции к 1928 в Аргентине. [Волков С.В. Офицеры Росс.гв. М.,2002]
Шостаковский Павел Петрович. 1-й Московский кадетский корпус 1894, Александровское военное училище 1896. Поручик

л.-гв. Семеновского полка. «назначили в охотничью команду (так называлась тогда команда разведчиков). Занятия сводились к умению ориентироваться в поле и в лесу, днем и ночью и к спортивным упражнениям — преодоление препятствий, плавание, бег на лыжах. Зимой команда выходила на два месяца в лагерь, в Красное Село, где размещалась в бараке, приспособленном для зимовки. Там, кроме бега на лыжах, охотились на зайцев, а иногда устраивали длинные экскурсии в Олонецкую губернию, на медвежью охоту».

В эмиграции к 1928 году в Аргентине. Вернулся в СССР 1955 году, жил в городе Минске. /38/
Шостаковский Павел Петрович – бывший офицер Русской императорской армии, выпускник Александровского военного училища. В дореволюционной России занимал должности начальника Петербургского отдела Международного общества спальных вагонов и европейских скорых поездов, с 1910 г. – директор Российского таксомоторного общества. С 1914 г. – в действующей армии, помощник начальника полевых железных дорог и железнодорожных войск Северо-Западного фронта, затем – в автомобильной прожекторной команде гвардейского тяжелого дивизиона. Штабс-капитан. В 1915 г. направлен в Италию для обеспечения поставок технического оборудования для Русской армии. В 1917 г. – член Технического комитета по автомобильному делу. С начала 1920‑х гг. – в эмиграции в Аргентине. Директор «Общества Фиат-Аргентина в Южной Америке». С 1 декабря 1943 г. председатель Славянского комитета Аргентины. В 1947 г. подал прошение в консульский отдел посольства СССР о советском гражданстве и вернулся на родину.
В 1947 г. в Аргентине появилась первая православная архиерейская кафедра, которую занял епископ Московского

патриархата Феодор (Текучев), возглавивший новосозданную Аргентинскую епархию. В июне 1947 года в Буэнос-Айресе усилиями бывшего председателя Славянского союза Аргентины П.П. Шостаковского была создана православная Благовещенская община, административно подчиненная Московскому патриархату. На средства, собранные верующими, был куплен дом, который позже перестроили в храм, освященный во имя Благовещения Пресвятой Богородицы – ныне кафедральный храм Аргентинской епархии Московского патриархата1. В 1952 г. из-за действий православной общины отца К.Г. Изразцова аргентинское правительство выслало из страны владыку Феодора (Текучева), закрыло Благовещенский храм и даже издало декрет о запрете Русской православной церкви Московского патриархата. Несколько месяцев спустя верующим удалось добиться отмены этих запретов, храм был снова открыт и зарегистрирован.2

Как вспоминал один из деятелей славянского антифашистского движения в Аргентине П.П. Шостаковский, «первую идею объединения славян подал слет в августе в Москве», после чего начали появляться по всей Аргентине «комитеты помощи славянским странам»2. Это были как общеславянские, так и национальные – русские, украинские, белорусские, польские и другие комитеты помощи СССР.
В декабре 1941 г. с целью объединения всех проживавших в стране славян «на основе принципов, изложенных на первом всеславянском митинге в Москве», был образован Комитет славянского единства в Аргентине, председателем которого с декабря 1943 г. стал П.П. Шостаковский. Комитет имел свой печатный орган – бюллетень «Славянское единство»3. Сам П.П. Шостаковский, когда началась война, стал издавать собственный журнал и выступать по радио на антифашистском «Вражеском голосе» под именем «полковника Х.», рассказывая жителям Латинской Америки о событиях на советско-германском фронте. В годы войны в Аргентине действовала также организация «Про патрия» («За Родину» – исп. яз.) во главе с бывшим казачьим офицером Пучковым.

В Аргентине Славянский союз возглавлял Павел Петрович Шостаковский, старый русский эмигрант, живущий в стране с 1928 года. Он написал две антисоветские книги — «Русская голгофа» и «Потонувший мир». Во время Великой Отечественной войны активно участвовал в эмигрантских организациях помощи родине. Шостаковский являлся неофициальным уполномоченным митрополита Вениамина — представителя русской патриаршей церкви в США, и потому вокруг Шостаковского группировались православные, находящиеся в конфликте с протоиереем Константином (Изразцовым).

В 1946 году Шостаковский опубликовал «Историю русской литературы» на испанском языке. Для латиноамериканской прессы он писал статьи о русской и советской культуре, участвовал в переводе и редактировании ряда советских изданий на испанском языке, в том числе сочинений Ленина. Вот и вся «подрывная деятельность» Славянского союза и его «главаря» Шостаковского. Тем не менее в результате «антиславянской» кампании 25 апреля 1949 года по указанию президента Перона деятельность союза была запрещена, многие его члены арестованы. Активную роль в выявлении активистов («подрывных элементов») и дискредитации работы «славян» сыграли «суворовцы» Смысловского-Хольмстона. Репрессивные меры Перона Солоневич приветствовал, особенно по запрещению изданий Славянского союза.

В Минске по возвращении из Аргентины оказалась семья П.П. Шостаковского. Его внук С.А. Кортес вспоминает: «Дед подал документы на возвращение в 1948 году. Консул, который получил документы, оказался хорошим человеком. Он спрятал их в ящик и вытащил их только в 1953 году. В 1955 пришло разрешение вернуться за подписью Ворошилова. …Нам просто сказали, что нас отправляют в Минск. Потому что оказалось, что брат работал в организации, которая соответствовала нашему Камвольному комбинату. Он сразу пошел работать, его послали в Москву на учебу. Мама и бабушка работали в инязе. Я, как будущий музыкант, начал играть со школы, потом пошел в консерваторию, аспирантуру…

Для всех нашлось дело»2. Уже в СССР С.А. Кортес стал известным композитором, сегодня – народным артистом Беларуси. В одном из интервью он признался: «Не знаю, какой из уголков земли считать родиной. Страну, где родился, Чили, я практически не знаю. Меня увезли оттуда, когда мне было всего полтора года. Аргентина, где я прожил двадцать лет, конечно, мне близка. Там прошла юность, и латиноамериканская культура, которую я впитал с детства, остается со мной всю жизнь. Это, несомненно, накладывает отпечаток на творчество…»3

Больше полувека в Минске живет человек со странной для этих мест фамилией Кортес. Впрочем, белорусы к этой фамилии привыкли и считают ее своей. Народный артист Беларуси композитор Сергей Кортес тоже считает Беларусь своей страной. Именно...

Больше полувека в Минске живет человек со странной для этих мест фамилией Кортес. Впрочем, белорусы к этой фамилии привыкли и считают ее своей. Народный артист Беларуси композитор Сергей Кортес тоже считает Беларусь своей страной. Именно здесь он встретил свою жену, здесь родились его дети, здесь он писал свои концерты, оперы, балет, которые, кроме Минска, исполнялись и ставились в Москве, Гаване, Кишиневе, Каунасе, Якутске, Ярославле, в швейцарском Солотурне... В апреле следующего года он ждет премьеры в Московском камерном оперном театре двух своих одноактных опер «Юбилей» и «Медведь» по пьесам Чехова.

Иногда Сергей Кортес называет себя космополитом. Если бы он оказался в СССР не в 1955 году, а раньше, то его, возможно, назвали бы так и другие. Он не любит рассуждать, повезло ему или не повезло, и как могла бы сложиться жизнь, останься он в Аргентине. Композиторы, как историки, не любят сослагательного наклонения. Белорусский композитор Кортес – не исключение.

Офицер Семеновского полка Павел Шостаковский с женой и дочерью Людмилой бежал от большевиков в двадцать первом по льду Финского залива. Как все, кто успел сбежать, они долго искали место на земле, где можно будет жить дальше без страха. И нашли его в Аргентине. Шостаковский стал представителем «Фиата» в Буэнос-Айресе, но в тридцатые годы ему, болеющему грудной жабой (кажется, сейчас это называется стенокардией), врач посоветовал переехать в Чили – там, оказывается, климат лучше, чем в Аргентине. В Чили дочь Людмила влюбилась в красавца Альберто Кортеса, вышла за него замуж и родила четверых детей. Четвертым был Сергей. Он родился в тридцать пятом.

Людмила Кортес с детьми и родителями сбежала от мужа в Аргентину, когда Сергею было полтора года. Он не знает, что произошло, и не хочет знать подробностей. Дед Павел сменил профессию и стал журналистом. А когда началась Вторая Мировая война и Аргентина поддержала Гитлера, Шостаковский работал на антифашистском «вражеском голосе». Аргентинцы ловили на уругвайских радиоволнах его рассказы о том, что происходит на фронтах.

«Вражеские голоса» через тридцать пять лет помогут Альберто Кортесу узнать, что его дети в Советском Союзе. После разрыва Людмила и Альберто не общались, и об отъезде в СССР она ему не сообщала, но в конце семидесятых, когда в пиночетовском Чили узнать новости можно было только с помощью чужих радиоволн, Альберто иногда слушал «Голос Москвы». По «Голосу Москвы» он услышал, что в Большом театре состоялась премьера белорусской оперы «Джордано Бруно» композитора Сергея Кортеса…

В 1948 году Павел Шостаковский подал в советское консульство заявление о возвращении. Не только с женой, но и с дочерью, и с внуками. После войны многие эмигранты хотели вернуться в Россию – их мучило чувство вины за то, что ничем не смогли помочь родине. Казалось, что вернуться, пусть даже в чужую сталинскую Россию – это выход. Искупление.

Им повезло: заявление пролежало в ящике стола советского консула в Буэнос-Айресе пять лет. До смерти Сталина. И только в 1955 году русско-чилийско-аргентинская семья получила официальное уведомление с подписью Ворошилова о том, что им разрешено вернуться в СССР – только не в Москву и не в Ленинград. Павел Шостаковский объявил, что семья готова ехать туда, куда их пошлет советская власть. Они были счастливы: в Аргентине правил диктатор Перон, а в СССР десятки тысяч арестантов возвращались из лагерей после смерти Сталина. Казалось, что там уже все закончилось. Советская власть отправила всех в Минск.

Сергей Кортес к тому времени стал пианистом. В семнадцать лет он исполнил фортепианный концерт Моцарта с симфоническим оркестром аргентинского радио. В Минске он поступил в консерваторию на отделение композиции. А на двадцать шестой день жизни в Советском Союзе познакомился с будущей женой Ольгой. (Много лет спустя Ольга Кортес любила вспоминать, как приходила в семью Шостаковских-Кортесов в качестве невесты Сергея, и однажды Павел Петрович пожаловался, как не хватает ему здесь Шекспира, которого так хочется перечитать, и Ольга притащила ему из дома собрание сочинений. Павел Шостаковский улыбнулся: «Деточка, ну кто же классику в переводах читает…»).

Кортес писал музыку к фильмам и спектаклям, инструментальные и вокальные произведения. Но «важнейшим из искусств» для него всегда была опера. Потому что опера – это возможность соединить все: музыку, поэзию, драму, вокал, режиссуру, актерство. Свою первую оперу он написал в конце семидесятых.

Латинская Америка и Россия похожи способностью рождать революционеров и героев. Русско-аргентинские корни белорусского композитора Кортеса прорастали в желание писать музыку о героях. Его первая опера называлась «Джордано Бруно». В двух действиях – восемь лет тюрьмы и казнь. Не знаю, почему ее тогда допустили к постановке. Впрочем, идеологи быстро одумались.

«Джордано Бруно» привезли в Москву, в Большой театр. Оперу прекрасно приняли и зрители, и критики. После спектакля к Кортесу подошел мрачный завотделом культуры ЦК КПСС Василий Шауро и спросил: «Интересно, в каком партизанском отряде вы нашли Джордано Бруно?». «В каждом», - ответил композитор.

А потом, уже в Минске, на спектакль пришел тогдашний завотделом культуры ЦК КПБ Иван Антонович. После он долго обнимал Кортеса и поздравлял с блистательным произведением. Это был последний спектакль «Джордано Бруно». После посещения театра Антоновичем оперу сняли с репертуара без объяснений.

В начале восьмидесятых Сергей Кортес написал оперу по пьесе Брехта «Мамаша Кураж и ее дети». Опера получилась жесткой, рваной, пронзительной – как брехтовские зонги, ставшие ариями. Белорусский композитор Кортес не знал, что первые слова хора – «война удачей переменной сто лет продержится вполне, хоть человек обыкновенный не видит радости в войне» - во время афганской войны будут звучать слишком вызывающе, будь они хоть трижды брехтовскими. Все тот же Иван Антонович позвонил в Белорусский театр оперы и балета и сообщил, что ЦК не рекомендует ставить «Мамашу Кураж».

Ее все-таки поставили тогда – в Литве и Молдавии. Потом был «Визит дамы» по пьесе Фридриха Дюрренматта, а после «Визита» - «Юбилей» и «Медведь», которые готовятся к премьере в театре Бориса Покровского.

Сергей Кортес не жалеет о том, что приехал в СССР и стал белорусским композитором. А о чем, собственно, жалеть? О любимой Ольге, с которой прожил сорок шесть лет – до самой ее смерти? О сыновьях Дмитрии и Сергее – пианисте и флейтисте? О театрах, для чьих спектаклей писал? О «Беларусьфильме»? О будущих премьерах? О семинарах Союза композиторов в Рузе и Сортавале?

Пожалуй, единственное, о чем сожалеет Кортес, - это о потерянных связях с коллегами. Например, с грузинским композитором Нателой Сванидзе, с которой познакомился в шестидесятые на семинаре Союза композиторов в Иваново. Их объединил профессор Московской консерватории Юрий Фортунатов. А потом они жили в соседних номерах композиторского пансионата, и у Кортеса никак не получался фортепианный концерт, и он всю ночь не мог сосредоточиться, потому что за стеной в это время Натела Сванидзе писала марш. Он сожалеет, что их встречи прекратились, и очень хотел бы подарить Нателе диск со своей музыкой и пригласить на премьеру «Юбилея». И еще ему жаль мамашу Кураж, что так и везет свой фургон сквозь все войны мира.

  • Чины:
-
- подпоручик, со старшинством с 12.08.1895 года - из портупей-юнкеров, на вакансию, младшим офицером в 12-й гренадерский Астраханский полк - (ВП от 12.08.1896 года, стр.);
- поручик -
  • Награды:
- орден Святого Станислава 3-й степени - «за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий» - штабс-капитан, помощник начальника полевых железных дорог и железнодорожных войск Северо-Западного фронта - (утверждено пожалование Главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта - ВП от 09.05.1915 года, стр.12);
- орден Святой Анны 3-й степени, с мечами и бантом - с 25-го декабря 1915 года - «за отличия в делах против неприятеля» - штабс-капитан, числящемуся по армейской пехоте, состоявшему по управлению начальника военных сообщений армий Западного фронта, ныне состоящий в резерве чинов при штабе Двинского военного округа - (утверждено пожалование Главнокомандовавшим армиями Северо-Западного фронта - ВП от 25.09.1916 года, стр.45);


  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
  1. Шостаковский, П.П. Путь к правде. – Минск, 1960. – С. 284;
  2. Шостаковский П. Путь к правде. Воспоминания. – Минск, 1960. – С. 341.
  3. Шостаковский, П.П. Путь к правде // Минск: Госиздат БССР, 1960. Сс. 348–353.
  4. ГА РФ. Ф. Р–6646. Оп. 1. Д. 2/1. Л. 129.
  5. ГА РФ. ф. 10281. Оп. 1. Д. Шостаковский Павел Петрович (1882-1962), общественный деятель, писатель, публицист, переводчик. Документы находятся в процессе научного описания.
  6. Шостаковский, П.П. Я вернулся на Родину // за возвращение на Родину. – 1957 г., 21 ноября. – № 94. – С. 35.
  • Фотографии: