Стржижевский Владимир Иванович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Военный лётчик, младший офицер 10-го авиационного отряда истребителей, прапорщик инженерных войск Стржижевский Владимир Иванович − полный Георгиевский кавалер, награждён − солдатскими Георгиевскими крестами 4-ой, 3-й, с бантом, 2-ой, и 1-ой, с бантом, степенями и орденом Святого Георгия 4-ой степени — (ПАФ от 29.10.1917).
  • он же — Стрижевский Владимир Иванович, сменивший, свою польскую фамилию с Стржижевского на Стрижевский, после, ухода в октябре 1918 года, от красных из РККА, к белым на Дон.
  • Даты жизни: 26.12.1894 – 22.08.1940
  • Биография:
Родился, Стржижевский Владимир Иванович, 26-го декабря 1894 года, в Могилевской губернии. Окончил Петербургский политехнический институт в 1914 году.
В ноябре 1914 года добровольно ушел на фронт. В том же месяце был направлен на Офицерские теоретические курсы авиации им. В.В. Захарова. После их завершения направлен в Гатчинскую военную авиационную школу (в некоторых источниках указывается, что он обучался и в Севастопольской военной авиационной школе. 29-го июля 1915 года, ему было присвоено звание «военный летчик».
До 27-го августа 1916 года проходил службу в 16-м корпусном авиационном отряде. За время боевой службы в 16-м корпусном авиационном отряде военный лётчик Владимир Стрижевский совершил 43-и боевых вылета, налетав 65 час. 44 мин.
К концу 1915 года Стрижевский стал полным Георгиевским кавалером. За отличие в боях ему был присвоен первый офицерский чин прапорщика, со старшинством с 10-го февраля 1916 года. За летное мастерство получил прозвище «Стриж». В августе 1916 года направлен в 9-й авиационный отряд истребителей, прибыл в отряд 28-го августа 1916 года. В конце июня 1917 года одержал свою 7-ю победу. 3-го июля 1917 года, в бою с группой вражеских самолетов, прапорщик Стрижевский, был ранен в ногу. Несмотря на серьезное ранение, он благополучно посадил свой самолет на аэродром.
Георгиевский кавалер - орден Святого Георгия 4-ой степени — (ПАФ от 29.10.1917).
Всего за годы войны выполнил более 200-и боевых вылетов. После Революции – в Донской армии, ВСЮР (Вооруженные силы Юга России) и Русской армии. С 20-го октября 1918 года по 31 октября 1920 года, в 9-м армейском авиационном отряде, 3-м и 2-м Донских самолетных отрядах, в 6-м авиационном отряде. Капитан.
После поражения Белого движения обосновался в Королевстве СХС, которое было единственным государством в Европе, сохранившем за русскими летчиками их звания. В Югославии Стрижевский стал одним из самых известных летчиков и создателей гражданской авиации. Работал шеф - пилотом на линиях воздушных сообщений акционерного общества "Аэропутъ". Он испытал большое количество самолетов и совершил около 4000 вылетов.
Погиб 22-го августа 1940 года, в Велебите (Югославия).

Подпоручик, военный лётчик. Владимир Стрижеский родился 26 декабря 1894 года в Могилёвской губернии. Из потомственных дворян Могилевской губ. Окончил реальное училище, студент Петроградского Политехнического института. Окончил ОША ОВФ (1915). 2 Января 1915 года Стрижевский отправился в Гатчинскую военную авиашколу. 29 июля 1915 года он благополучно сдал все положенные экзамены и был направлен в 16-й корпусной авиационный отряд, который находился на Юго-Западном фронте. В расположение части он приехал 5 сентября 1915 года, а уже через неделю в штаб авиаотряда прибыл приказ о присвоении ему звания подпрапорщика. Видимо, Стрижевский воспринял это назначение, как аванс, и с особым рвением взялся за боевую работу. За последующие 4 месяца он осуществил 43 боевых вылета (налетав в общей сложности 65 часов 44 минуты) и выслужил полный Георгиевский бант (все 4-е степени "солдатского" Георгия).
10 Февраля 1916 года Владимира Стрижевского произвели в прапорщики, а ещё через месяц случилась авария, едва не поставившая крест на его дальнейшей карьере. Произошла она во время самого обычного патрулирования по маршруту деревня Турич - Каменец-Подольский, причём, как отмечалось в рапорте: "Прапорщик Стрижевский и его механик совершили вынужденную посадку по причине отказа мотора "Гном" на самолёте "Моран - парасолъ" типа А. Прапорщик Стрижевский серьёзно повредил лицо и правую ногу. Механик отделался несколькими ушибами. Стрижевский не сможет продолжать службу несколько месяцев. Аппарат полностью разрушен". До конца Июня Владимир пролежал в госпитале, а затем был отправлен на реабилитацию в терапевтический центр в Одессу, где пробыл около месяца. На фронт прапорщик Стрижевский вернулся 24 августа 1916 года, причём теперь он попросту напросился в 9-й истребительный авиаотряд то есть туда, где, как ему вполне справедливо казалось, служить почётнее и опаснее. Правда, командование авиаотряда посчитало его не совсем выздоровевшим и для начала отправило в фотолабораторию. Владимира это не устраивало, и в декабре 1916 года он всё - таки добился разрешения подняться в небо. Ещё 3 месяца у него ушли на то, чтобы вернуть утраченные навыки и вновь обрести боевую форму. И вот, наконец, 17-го марта 1917 года, Стрижевский одержал свою первую воздушную победу. Как следует из его собственного донесения:
"Вражеский самолёт был обнаружен в долине реки Ойтоз. Я настиг врага на своём "Нъюпоре-21" ( серийный № N1719 ) и обстрелял его почти в упор, пикируя сверху. Во время второй моей атаки вражеский самолёт стремительно снижался, но всё же открыл ответный огонь. Маневрируя, я зашёл врагу в хвост и снова обстрелял. Я следовал за вражеским самолётом, который продолжал снижаться. Вероятно, повреждения были серьёзны, потому что он почти падал. Перезаряжая пулемёт, я потерял его из виду".
И хотя Стрижевский не видел, как упал вражеский самолёт, наземные части подтвердили его гибель. Начиная с этого боя Владимир становится настоящим истребителем. Только в течение Апреля 1917 года он поучаствовал в 12 воздушных боях и довёл свой личный счёт до 4 побед, 3 из которых были подтверждёнными.
Вторая официальная победа Стрижевского зафиксирована в донесении, адресованном румынскому Генштабу:
"В 09:40 четыре российских самолёта вылетели на город Кезди - Вазархели для разведки вражеских позиций и бомбардировки складов боеприпасов на окраине города, а также казарм, в которых разместились австро - венгерцы. Взлетев с аэродрома города Сирет, российские самолёты подверглись интенсивному обстрелу вражеской противовоздушной артиллерией, расположенной возле намеченной цели. 105-миллиметровые орудия выпустили по самолётам сотни снарядов и принудили наших пилотов подняться на высоту 3700 метров. Осколки барабанили по полотну обшивки фюзеляжей и крыльев наших машин, но повреждения были незначительные и не помешали пилотам продолжать выполнение боевого задания. Бомбометание было успешно осуществлено, и огонь охватил северо - западную окраину города, где располагались вражеские склады и казармы. На обратном пути наши бомбардировщики, которые сопровождал истребитель, пилотируемый лётчиком Владимиром Стрижевским, встретились с двумя германскими разведчиками "Эльфауге", действовавшими под прикрытием истребителя. От неожиданности как наши, так и германские самолёты начали спешно перегруппировываться, чтобы приготовиться к бою. Стрижевский первым атаковал германский истребитель и отогнал его от наших бомбардировщиков. "Фоккер", получив повреждение, покинул поля боя, бросив на произвол судьбы своих подопечных. К этому времени вражеские самолёты - разведчики приготовились отражать атаки нашего истребителя и даже сами попытались овладеть инициативой. Стрижевский пошёл на лобовое сближение с одним из самолётов противника, затем, выполнив разворот, зашёл к нему в хвост и приблизился примерно на расстояние 80 метров. С этой позиции он открыл огонь длинными трассирующими очередями. Вражеский "Эльфауге", маневрируя, попытался уклониться от обстрела и оторваться от преследователя, но наш истребитель, показав мастерство пилотажа, удержал неприятельский самолёт на прицеле и всё - таки поразил его. Вражеский стрелок был убит, и не смог отразить атаку Стрижевского. Это дало возможность нашему пилоту подлететь ближе и прицельным огнём поразить бензобаки на вражеском самолёте. "Эльфауге" загорелся, вошёл в штопор и рухнул на румынские позиции в районе расположения 5-й пехотной дивизии. Румынские офицеры, наблюдавшие за воздушной схваткой, подтвердили победу нашего лётчика. После приземления механики обнаружили на фюзеляже истребителя Стрижевского 2 пробоины, которые не повлекли за собой никаких серьёзных повреждений". Румынское командование в этот период ожидало наступления противника на участке от Маджар до горы Минии и пыталось получить разведданные, подтверждающие подобное предположение. Но в распоряжении союзников имелся только один авиаотряд, укомплектованный устаревшими "тихоходами" типа "Фарман 30 / 40". Поэтому пилотам 9-го истребительного авиаотряда было поручено эскортировать союзные самолёты - разведчики.
Из официального рапорта командованию румынских ВВС следует, что:
"16 апреля 1916 года в 8:30 наш самолёт - разведчик ( "Фарман - 40" № 3204, пилот офицер Поупа, стрелок офицер Санатеску ) взлетел с прифронтового аэродрома и взял курс в сторону линии фронта. Его сопровождал российский истребитель 9-го авиаотряда, пилотируемый офицером Стрижевским. Во время выполнения задания их атаковал австро - венгерский истребитель "К.Д.". Сначала он атаковал "Фарман - 40", но офицер Поупа, искусно маневрируя, сумел избежать вражеских пуль. Находясь немного выше, около 2900 метров, российский пилот спикировал на агрессора и атаковал его, позволив румынскому "Фарману - 40" - разведывательному самолёту остаться невредимым и вернуться на свой аэродром. Бой был крайне жёстким и упорным, пули летели во все стороны. Оба пилота показали высокое мастерство пилотирования, причём каждый из них избегал прямого столкновения и пытался занять более выгодную позицию для решающего удара. [ Судя по всему, австриец летал на одноместном истребителе "Ганза - Бранденбург D.1", который превосходил "Ньюпор" Стрижевского в скорости на горизонтали, но уступал в манёвренности и скороподъёмности ] Перестрелка продолжалась более 10 минут, затем австро - венгерский "К.Д.", решив уклониться от продолжения боя, взял курс на свою территорию. Но это была лишь уловка. Отлетев метров 700 - 800, австриец выполнил крутой вираж и, используя преимущество в высоте, ринулся в атаку на русского пилота, который также взял курс на свою базу. Уклонившись от прямого нападения, Стрижевский удачным маневром занял выгодную позицию и открыл огонь. Несколько очередей прошили фюзеляж противника в районе кабины.
Австро - венгерский пилот вынужден был спасаться бегством, так как его самолёт практически потерял управление". И хотя эта победа осталась неподтверждённой, с точки зрения лётного мастерства этот бой, вероятно, был лучшим в карьере Владимира Стрижевского. На следующий день, 17 апреля, Стрижевский добился 3-й документально зафиксированной победы. И вновь предоставим слово документам:
"Наши истребители Сук и Стрижевский во время военного патрулирования атаковали 2 вражеских самолета, направлявшихся на Радауц. Самолёты противника летели на высоте 4000 метров и, заметив погоню, повернули на юг. Пилот Стрижевский атаковал замыкающий самолёт противника и, искусно маневрируя, сумел сблизиться и открыть прицельный огонь. Неприятель завалился в пике и стал снижаться, пилот, пытаясь выровнять машину, принялся выбрасывать из кабины какие-то предметы. В это время наш второй лётчик прапорщик Сук атаковал другой самолёт противника, который попытался прийти на помощь своему напарнику, и заставил его отступить. Преследуя противника, прапорщик Сук видел, как вражеский самолёт, подстреленный прапорщиком Стрижевским, на высоте 700 метров вошёл в штопор и рухнул в лес".
Эта победа была подтверждена не только Суком, но и русскими пехотными частями.
Очередной успех последовал, менее чем через неделю. Из донесения штаба 2-й румынской армии следует, что авиаотряды 1-й румынской авиагруппы активно действовали в районе долины Ойтус и деревни Хирджа, а также над расположением 71-й германской пехотной дивизии:
"Утром 23 апреля на боевое задание вылетели 2 самолёта - разведчика и 1 истребитель 9-го авиаотряда, пилотируемый офицером Стрижевским. Группа направилась в район расположения 7-й австро - венгерской армии. Выйдя в заданный район, пилоты приступили к съёмке вражеских укреплений. На протяжении 20 минут, пока шла аэросъемка, вражеская артиллерия обстреливала наши самолёты крупнокалиберными орудиями, но благодаря умению лётчиков ни один самолёт серьёзно не пострадал. Когда наши самолёты уже собиралась лечь на обратный курс, показалась группа из 4 германских разведчиков типа "Эльфауге" и "Альбатрос", которые, судя по всему, возвращались из разведывательного рейда над нашими позициями.
Русские пилоты, оставив своё дело, устремились на врага. Сначала германские экипажи не заметили их приближения, так как летели на более низкой высоте. Противник заметил опасность только тогда, когда наши самолёты были всего в 200 метрах. Но немцы сумели вовремя сориентироваться и встретили атакующих прицельным огнём. Лётчик Стрижевский, маневрируя, ушёл из-под обстрела, но потерял преимущество в высоте. В это время германские пилоты перегруппировались и приготовились к обороне. Стрижевский выполнил крутой разворот с набором высоты и снова устремился на вражескую группу, которую продолжал атаковать экипаж самолёта - разведчика с пилотом Бурковым и наблюдателем Антоновым, другой наш самолёт был вынужден выйти из боя по причине серьёзного повреждения в системе управления и взять курс на базу. Наши остались 2-е против 4-х.
Офицер Стрижевский атаковал "Эльфауге" и ловким маневром зашёл ему в хвост, причём германский экипаж даже не заметил нависшего над ними ангела смерти, русский истребитель открыл огонь, после чего повреждённый германский самолёт совершил вынужденную посадку в районе Нуморулы".
Эту победу подтвердили пехотинцы 2-й армии. Пилот и стрелок с подбитого "Эльфауге" были взяты в плен и доставлены в штаб к румынам, где они дали показания.
14 мая 1917 года Стрижевский вылетел на боевое патрулирование в район деревни Богданешти и, обнарркив вражеский самолёт, атаковал его. После непродолжительного боя аэроплан противника задымился и, дотянув до своей территории, разбился. Но поскольку никто не мог подтвердить эту победу, Стрижевскому её не засчитали. Зато через неделю, 17 мая 1917 года, Владимир добился своей 5-й подтверждённой победы, де-факто став асом. В документах 2-й румынской армии зафиксировано следующее: "В последнее время вражеские самолёты - разведчики активизировали свои действия и постоянно пытались фотографировать наши фортификационные работы, линии коммуникаций и передвижение войск".
В связи с этим 1-я авиагруппа получила приказ усилить своё присутствие в данном районе. Необходимо было, чтобы над линией фронта постоянно патрулировали наши самолёты - разведчики в сопровождении истребителей. Но так как линия фронта имела большую протяжённость, а в составе румынской авиагруппы имелся всего лишь один истребительный отряд, было решено объединить усилия союзников с 9-м истребительным авиаотрядом российских ВВС. Так, согласно одному из штабных донесений, 17 мая 1917 года румынский самолёт - разведчик "Фарман-40" ( пилот Поупа и стрелок Петреску Серба ) "вылетел на корректировку огня артиллерии 2-й армии. Его сопровождал истребитель, пилотируемый офицером Стрижевским. :Во время выполнения задания румынский самолёт - разведчик был атакован вражеским истребителем "К.Д.", но русский пилот вступил с ним в бой и после непродолжительной перестрелки сбил его. Вражеский аппарат получил серьёзные повреждения двигателя и, перейдя в беспорядочное падение, вскоре разбился". [ По австрийским архивным данным ни один из 4-х аппаратов "К.Д.", дислоцировавшихся на Восточном фронте, не был потерян по боевым причинам, вероятно, произошла ошибка в определении типа аппарата ]. На обратном пути румынский "Фарман - 40" попал под массированный перекрёстный огонь вражеской артиллерии и после прямого попадания упал в районе Гафлина. Оба румынских авиатора погибли". И хотя для румынских лётчиков этот бой оказался последним, Стрижевский с честью выполнил возложенные на него обязанности, и его победа была подтверждена пехотой 2-й румынской армии.
6-ю официальную победу Владимир записал на свой счёт 17 Июня. На этот раз он вновь сопровождал 2 румынских "Фармана", которые должны были фотографировать позиции 1-й австро - венгерской армии. Во время выполнения задания на самолёты - разведчики напали 2-а германских "Фоккера". Румыны встретили их прицельным огнём и не давали приблизиться, что, в свою очередь, позволило Стрижевскому занять выгодную позицию и неожиданной атакой отогнать германцев от союзников. Один вражеский истребитель поспешил ретироваться, и Владимир атаковал оставшегося. Противник искусно маневрировал и каждый раз уходил из-под огня. Бой длился уже 15 минут, когда германский лётчик в результате неудачного маневра потерял высоту. Стрижевский тут же воспользовался его оплошностью и точной очередью повредил двигатель. Самолёт задымился, немец попытался уйти в сторону своих позиций, но Стрижевский настиг его и добил. Самолёт рухнул в районе расположения 4-й русской армии, солдаты которой и подтвердили победу своего соотечественника.
На следующий день Стрижевский провёл ещё 2-а воздушных боя и записал на свой счёт 7-ю победу. Из боевого журнала 9-го истребительного авиаотряда следует:
"Во время патрулирования пилот Стрижевский обнаружил вражеский самолёт над нашими позициями в районе реки Онса. После продолжительной схватки Стрижевский повредил вражеский самолёт, который стал резко снижаться и упал в километре от деревни Пайана. Пилот капрал Прангер и наблюдатель лейтенант Хоффан были взяты в плен".
В течение июля 1917 года, Владимир, совершил 57 боевых вылетов и налетал более 90 часов.
Но полёт, совершённый Стрижевским 18-го июля 1917 года, по-видимому, стал для него в этой войне последним.
На сей раз Стрижевский отправился на задание вместе с подпоручиками Иваном Лойко и Коклиным. В районе деревни Вермешти русские обнаружили австрийский двухместный самолёт - разведчик и немедленно устремились в атаку.
Противника, судя по всему, удалось сбить, но победа осталась неподтверждённой, и, к тому же, стоила Стрижевскому ранения в ногу.
С тех пор сообщения о его участии в вылетах прекратились. Скорее всего, рана оказалась серьёзной и лечение затянулось, хотя командование по-прежнему числило за прапорщиком Стрижевским новейшую машину "Spad S.VII" ( № S1446 ), на которую претендовали и другие пилоты подразделения.
Некоторые историки считают, что между поручиком Лойко и прапорщиком Стрижевским существовало своего рода соперничество, причём командир авиаотряда умышленно затирал своего подчинённого и не представлял его к наградам. В качестве аргумента исследователи ссылаются на следующее обстоятельство: Иван Лойко к концу Первой Мировой войны имел на счету 6-ть сбитых самолётов и был награждён двумя румынскими и 6-ю русскими орденами. А вот прапорщик Стрижевский, хотя и одержал на одну победу больше, т.е. - 7-мь, не имел ничего, кроме полного банта "солдатских" Георгиевских крестов, хотя и всех четырёх степеней, но полученных им ещё до перевода в "девятку".
И лишь в январе 1918 года, когда отношения между союзниками уже основательно испортились, а румыны только и думали, как бы побыстрее наложить лапу на военное имущество русской армии, в 9-м истребительном авиаотряде узнали о награждении прапорщика Стрижевского румынским орденом Короны с мечами.
Впрочем, возможно, Владимир Стрижевский даже не получил этот орден, так как ещё в октябре 1917 года, после лечения злополучного ранения 18.07.1917 года, в госпитале, напросился на перевод в 10-й авиационный отряд, где и служил до конца 1-ой Мировой войны, и своей демобилизации из авиации Русской армии Свободной России.
По другим имеющимся в базе Георгиевские кавалеры данным
После подписания Брестского мира ему, как и многим другим офицерам, пришлось выбирать между "красными" и "белыми". Хотя, возможно, речь шла о принудительной мобилизации, но, так или иначе, Стрижевский оказался в Красной Армии и дослужился в её рядах до краскома - не больше и не меньше, как до начальника 1-ой Воронежской авиационной группы РККА.
Однако, с большевиками краском Владимир Стрижевский всё же не ужился, и 4-го ноября 1918 года, перелетел к донским казакам атамана Петра Краснова. Скорее всего, опасаясь за судьбу оставшихся на советской территории родственников, Стрижевский и поменял свою польскую шляхетскую родовую фамилию "Стржижевский", на руссифицированную фамилию "Стрижевский", благодаря чему бывшие начальники записали его не в перебежчики, а в "без вести пропавшие".
У белых Стрижевский воевал в 3-м и 2-м Донских самолётных отрядах, а позже в 6-м авиационном отряде у генерал-лейтенанта А.И. Деникина, дослужившись до звания полного капитана.
После поражения Белого Движения Владимир Стрижевский обосновался в королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев, давшем братский приют белоэмигрантам. В Югославии он стал известным пилотом, совершив около 4000 рейсов на линиях воздушного сообщения, и занял пост шеф - пилота югославского акционерного общества "Аэропутъ".
22 августа 1940 года Стрижевский Владимир Иванович погиб над Велебите в авиационной катастрофе, и как Георгиевский кавалер похоронен с воинскими почестями на кладбище под столицей королевства Югославия городом Белградом.
  • Чины:
звание военный летчик присвоено - 29 июля 1915 года, с вручением серебряного знака "Военный летчик" (ВП от 29.07.1915);
старший унтер офицер -
подпрапорщик -
прапорщик, со старшинством с 10.02.1916 года -военный лётчик младший офицер 16-м корпусном авиационном отряде
подпоручик -
поручик -
штабс-капитан -
капитан -
  • Награды:
За время 1-ой Мировой войны, в период 1915-1918 годов - "за отличия в делах против неприятеля" пожалован знаками отличия и орденами:
серебряный знак "Военный лётчик" - приказ от 29 июля 1915 года;
Георгиевский крест 4-й степени - 1915 год;
Георгиевский крест 3-й степени,с бантом - 1915 год;
Георгиевский крест 2-ой степени - 1915 год;
Георгиевский крест 1-ой степени, с бантом - 1915 год;
орден Святого Георгия 4-ой степени (ПАФ от 29.10.1917),
орден Короны, с мечами (союзное Королевство Румыния) - лично пожалован румынским королём Фердинандом I (приказ от 25 января 1918 года).
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
  1. Георгиевские кавалеры 1914-1918, алфавитный указатель, С
  2. Авиаторы - кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов: Биографический справочник / Сост. М.С. Нешкин, В.М. Шабанов. - М: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. - 360 с, илл.
  3. Фото из Огонька №43, 1916г.
  • Фотографии: