Солнышкин Михаил Ефимович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Фото.jpg
  • Даты жизни: 16.09.1871-
  • Биография:

Православный. Образование получил в Симбирском кадетском корпусе. В службу вступил 01.09.1890. Окончил 1-е военное Павловское училище (1892). Выпущен в 1-й Волгский полк ТерКВ. Хорунжий (ст. 04.08.1892). Сотник (ст. 05.08.1895). Подъесаул (ст. 06.05.1900). Окончил Николаевскую академию Генерального Штаба (1902; по 1-му разряду). Лагерный сбор отбывал в Киевском ВО. Цензовое командование сотней отбывал в 1-м Волгском каз. полку ТерКВ (01.11.1902-01.05.1904). Капитан (ст. 05.08.1903). Помощник ст. адъютанта штаба Киевского ВО (06.11.1904-30.09.1905; 10 мес.). Состоял в прикомандировании к Елисаветградскому кав. училищу для преподавания военных наук (30.09.1905-25.09.1909; 4 г.). Подполковник (ст. 06.12.1907). Ст. адъютант штаба Казанского ВО (25.09.1909-28.09.1914; 5 л.). Полковник (ст. 06.12.1911). Для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хоз-ва в кав. полку был прикомандирован к 5-му драг. Каргапольскому полку (01.05.-31.08.1913). Участник мировой войны. Ст. адъютант отделения генерал-кварт. штаба 4-й армии (28.09.-28.12.1914; 3 мес.). Командир 1-го Волгского полка ТерКВ (с 28.12.1914; 1 г. 2 мес.; на 12.05.1915 в должности). Начальник штаба 1-й Терской каз. дивизии (с 16.02.1916; 1 г.). Начальник штаба 3-го кав. корпуса (15.02.-10.05.1917). Генерал-майор (пр. 04.04.1917; ст. 23.06.1916; за отличия в делах...). Состоял в распоряжении начальника штаба Главнокомандующего Кавказского фронта (с 17.12.1917 до демобилизации). Добровольно вступил в РККА (1918) (у Кавтарадзе мобилизован). В распоряжении начальника воен. сообщений Украинского фронта. Наштабриг 3-й стр. В распоряжении Командующего Зап. фронтом. Для поручений при РВС Зап. фронта. Для особых поручений при Командующем Зап. фронтом (6 мес.). Нач. Отделен. по укр. району Штазапфр. В распоряжении Наштарма 10. Для поруч. при Нашт 10 Терск. В распоряжении Терского обл. комиссариата. Преподаватель 12-х Владикавказских пех. курсов (с 01.10.1920). Включен в списки Генштаба РККА от 15.07.1919 и 07.08.1920. С 22.10.1922 Штатный преподаватель 21-й Бакинской пех. школы.


Каминский Валерий Владимирович, Ph. D. истории (Ашдод, Израиль)

Генерального штаба генерал-майор М. Е. Солнышкин: от храброго терского казака и «мятежника-корниловца» к добросовестному служаке в провинциальных штабах Красной Армии. 1914–1924 гг.

Герой нашей статьи родился 16 сентября 1871 г.1 в станице Старопавловской Терского казачьего войска (далее — ТерКВ)2. Начальное военное образование Михаил Ефимович Солнышкин получил в Симбирском кадетском корпусе, по окончании кото- рого 1 сентября 1890 г. юноша поступил на военную службу. В 1892 г. он окончил 1-е Павловское военное училище, откуда 4 августа 1892 г. был выпущен хорунжим в 1-й Волгский полк ТерКВ3. В названном полку молодой офицер выслужил последо- вательно чины сотника и подъесаула (5 августа 1895 г. и 6 мая 1900 г. соответственно)4, когда пришло время обучения в самом престижном военно-учебном заведении Российской империи — Николаевской академии Генерального штаба (далее — АГШ). В 1902 г. М. Е. Солнышкин окончил АГШ с последующим причис- лением к Генштабу5. После окончания Академии он отбывал ла- герный сбор в Киевском военном округе, а с 1 ноября 1902 г. по 1 мая 1904 г. — положенное всякому молодому выпускнику АГШ цензовое командование сотней в 1-м Волгском казачьем полку ТерКВ. В указанный срок Солнышкину был присвоен очередной капитанский чин6. Следующие десять предвоенных лет Михаил Ефимович совмещал службу по Генштабу с занятием специфи- чески кавалерийским делом: с 6 ноября 1904 г. по 30 сентября 1905 г. он — помощник ст. адъютанта штаба Киевского военного округа (10 мес.); с 30 сентября 1905 г. по 25 сентября 1909 г. — в прикомандировании к Елизаветградскому кавалерийскому училищу для преподавания военных наук (4 года); с 25 сентября 1909 г. — старший адъютант штаба Кавказского военного округа (5 лет )7. На 1 января 1909 г. Солнышкин состоял в чине подполковника8. На период с 1 мая до 31 августа 1913 г. он — уже полковник (произведен в 1911 г.9) и прикомандирован к 5-му драгунскому Карга- польскому полку для ознакомления с общими требованиями управления и ведения полко- вого хозяйства10. Наконец, с 1913 г. и до начала Первой мировой войны Генштаба полковник М. Е. Солнышкин служил в штабе Казанского военного округа11. Первую мировую войну Михаил Ефимович начал в военно-административной долж- ности: с 18 июля/28 сентября 1914 г. он состоял старшим адъютантом разведывательного отделения штаба 4-й армии. Однако уже с конца декабря 1914 г. наш герой был переведен на строевую должность, приняв командование 1-м Волгским полком ТерКВ12. Необходимо сказать несколько слов о той части, которой полковнику Солнышкину предстояло командо- вать более года, причем в боевых условиях. 1-й Волгский конный полк вел свою историю с 10 марта 1732 г., когда из казаков, пере- селенных на Кавказ с Царицынской кордонной линии, было образовано Волгское казачье войско. Полк отличился при покорении Восточного и Западного Кавказа, за что ему 20 июля 1865 г. было пожаловано Георгивское полковое знамя. Отдельные сотни полка отличились в Крымскую (1854–1855 гг.) и Русско-турецкую (1877–1878 гг.) войны13. На момент начала Первой мировой войны и до 1917 г. включительно, 1-й Волгский полк ТерКВ входил в состав 2-й Сводной казачьей дивизии, которая в свою очередь находилась в составе 12-го армей- ского корпуса14. Полк находился в боях практически с первых дней мировой войны. Так, 10 августа 1914 г. в бою с австрийцами при д. Джурин (Юго-Западный фронт) 1-й Волгский полк шел в авангарде 2-й Сводной казачьей дивизии. В бою, разыгравшемся в этот день, ему удалось потеснить правый фланг противника15. Иными словами, на исходе первого года Первой мировой войны Генштаба полковник М. Е. Солнышкин принял на себя командование войсковой частью, уже успевшей понюхать пороху. За время пребывания Михаила Ефимовича командиром 1-го Волгского конного пол- ка ТерКВ (1 г. 2 мес., не позднее 8 февраля 1916 г.16), последний также отличился в боевых действиях на полях Первой мировой войны. Например, «в ночь с 22 на 23 июля 1915 г. терцы 1-го Волгского и кубанцы 1-го Линейного казачьих полков, составлявших 2-ю бригаду гене- рал-майора Н. С. Плаутина 2-й Сводно-Казачьей дивизии, неожиданной атакой разгромили угрожавший штабу и тылу 14-го армейского корпуса вражеский авангард. Благодаря этому русский корпус был спасен от серьезного поражения. Более того, моральное потрясение противника от ночной атаки казаков оказалось настолько сильным, что его наступление было приостановлено на пять суток. Все это время терские и кубанские казаки самостоя- тельно прикрывали части 14-го корпуса»17. Командир 1-го Волгского конного полка отнюдь не прятался за спины своих солдат. Не случайно на середину июля 1915 г. командующим 8-й армией генералом от кавалерии 134 Новейшая история России / Modern history of Russia. 2014. №3 А. А. Брусиловым18 было утверждено пожалование полковнику М. Е. Солнышкину ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»19. Всего за время Первой мировой войны Михаил Ефимович был награжден четырьмя орденами Российской императорской армии, а кроме того, ему Высочайшими приказами были пожалованы к прежним орденам — мечи к ордену Св. Станислава 2-й степени (12 мая 1915 г.) и мечи и бант к ордену Св. Анны 3-й сте- пени (22 июля 1916 г. )20. Успешность в командовании полком и личная храбрость героя на- стоящей статьи не остались не замеченными в глазах начальства и в плане карьерного про- движения. 16 февраля 1916 г. полковник М. Е. Солнышкин идет на служебное повышение, причем непосредственно связанное с его статусом офицера Генштаба — он назначается на- чальником штаба 1-й Терской казачьей дивизии. В указанной должности «генштабист» про- был 1 год, то есть до февраля 1917 г.21 Карьерный взлет на этом не закончился: 15 февраля 1917 г. полковник М. Е. Солнышкин стал начальником штаба 3-го Конного корпуса, а 4 апре- ля 1917 г. ему был присвоен чин «генерал-майора» — «за отличия в делах». В последней указанной нами должности Михаил Ефимович состоял на 10 мая 1917 г. Затем в служеб- ном пути героя нашей статьи в источниках следует солидный «информационный пробел», а далее указывается, что с 17 декабря 1917 г. и до демобилизации М. Е. Солнышкин состоял в распоряжении начальника штаба Главнокомандующего Кавказского фронта22. Здесь мы прервем наше служебно-биографическое повествование и обратимся на не- которое время к хорошо известным событиям. 3-й Конный корпус сыграл поистине роковую роль в процессе довершения краха Рус- ской императорской армии в дни второй русской «смуты» 1917 г. Судьбы же его командиров рано или поздно заканчивались трагически. Именно так сложилась судьба уже первого командира названного корпуса генера- ла от кавалерии (в чин произведен 15 января 1917 г.) графа Ф. А. Келлера — он был рас- стрелян петлюровцами в Киеве на исходе 1918 г.23 17 апреля 1917 г. к исполнению долж- ности командира 3-го Конного корпуса приступил Генштаба генерал-майор А. М. Крымов (29 апреля 1917 г. ему был присвоен чин «генерал-лейтенанта»). Указанную должность А. Крымов исполнял до 20-х чисел августа 1917 г. — то есть до «пика» «корниловщины»! 24 августа с. г. в ходе Корниловского выступления он был назначен Главнокомандующим отдельной Петроградской армией. После провала выступления Л. Г. Корнилова Александр Михайлович Крымов прибыл в Петроград, где представил премьер-министру Временного правительства А. Ф. Керенскому свои объяснения произошедших событий. Вернувшись от Керенского, генерал Крымов застрелился в своей квартире на Захарьевской улице (по др. данным — на Лиговском проспекте, 44) в Петрограде. Исключен из списков умершим 26 сентября 1917 г.24 После самоубийства А. М. Крымова командиром 3-го Конного корпуса был назна- чен Донской атаман генерал-майор П. Н. Краснов25. 25 октября 1917 г., в самый канун большевистского переворота П. Н. Краснов получил от того же А. Ф. Керенского теле- грамму «…с приказом спешно перебросить 3-й Конный корпус под Петроград. На следу- ющий день в Псков прибыл бежавший из Петрограда Керенский. Он приказал Краснову вести наличный состав корпуса (6 сотен 9-го Донского полка и 4 сотни 10-го полка — все- го 700 казаков) на Петроград. Этих слабых сил естественно оказалось недостаточно для восстановления власти Временного правительства. 1 ноября Керенский бежал из Гатчи- ны, а генерал Краснов был доставлен в Смольный, после чего был посажен под домашний арест. 6 ноября 1917 г. Краснов бежал в Великие Луки, где был расформирован 3-й корпус, и отправился на Дон»26. Здесь казачий атаман поднял мятеж против «Совдепии», потер- певший уже в феврале 1919 г. полный крах. Ненависть к Советам привела П. Н. Краснова к приветствию нападения нацистской Германии на СССР в июне 1941 г. и поддержке анти- советского казачьего движения на оккупированных территориях (С 31 марта 1944 г. — на- чальник Главного управления казачьих войск при Верховном командовании сухопутных войск, руководил организацией Казачьего стана на оккупированной территории и в Се- верной Италии). После войны П. Н. Краснов был интернирован англичанами и в 1946 г. вместе с другими казаками выдан СССР. Повешен по приговору Военной коллегии Верхов- ного суда СССР27. Описанные нами события достаточно широко известны. Между тем мало кто знает, что в должности начальника штаба того самого «злосчастного» 3-го Конного корпуса фактиче- ски весь 1917 г. состоял никто иной, как герой нашей статьи — Генерального Штаба гене- рал-майор М. Е. Солнышкин. Дело в том, что автор крупнейшей сетевой картотеки А. Лихотворик, равно как и дру- гие авторы сетевых ресурсов, не заметили одно краткое примечание в послужном списке М. Е. Солнышкина, составленном уже при штабе РККА на 1 марта 1923 г. А именно: в указан- ном списке возле должности Солнышкина: «Наштакор 3 кав[алерийского]» в скобках припи- сано — «10 м.[есяцев]»28. Из отмеченного примечания ясно следует, что заняв 15 февраля 1917 г. должность начштаба 3-го Конного корпуса, Михаил Ефимович состоял в ней не толь- ко на 10 мая 1917 г., но, фактически, вплоть до исхода всего 1917 г. Иными словами, «генштабисту» М. Е. Солнышкину довелось поучаствовать и в не- удачном «корниловском движении» (июль-август), и в провальном походе Керенского– Краснова на Петроград на исходе октября 1917 г. О замещении «генштабистом» Сол- нышкиным должности начштаба 3-го Конного корпуса, в частности, во время похода атамана П. Н. Краснова на Петроград свидетельствует, в частности, упоминающийся в литературе приказ, подписанный совместно командиром 3-го корпуса генерал-май- ором П. Н. Красновым и «начальником штаба корпуса Генерального Штаба Солнышки- ным»: «г. Остров № 047/21 25 октября 1917 г. В Петрограде кучка безответственных людей, подкупленная Императором Вильгельмом, и толпа солдат Петроградского гарни- 136 Новейшая история России / Modern history of Russia. 2014. №3 зона, состоящая из трусов, упорно не желающих идти на позицию, решила насильствен- ным путем свергнуть Временное правительство…» И далее еще категоричнее: «Наши противники — продавшиеся немцам люди, забывшие присягу. За их спиною измена, пре- дательство и трусость»29. Ситуация со служебной занятостью героя настоящей статьи на исходе 1917 г. — летом 1918 г. выглядит достаточно своеобразно. С одной стороны, сам Генштаба генерал-майор М. Е. Солнышкин, очень быстро забыв, как менее года тому назад (25 октября 1917 г.) он гро- зил «расправой» «кучке безответственных людей, подкупленной Императором Вильгель- мом…», и, недолго думая, перешел на военную службу к тем же самым «продавшимся нем- цам людям». Причем впоследствии наш герой служил новому режиму «верой и правдой». Об этом ниже еще будет сказано подробнее. С другой стороны, не менее любопытна реакция новых властей России на переход к ним на военную службу очередного «генштабиста», в данном случае, к тому же, бывшего явного и активного «контрреволюционера». Реакция эта была… сугубо положительная. Большевистское военное руководство как будто даже и не заметило столь важной дета- ли в послужном списке Михаила Ефимовича, как замещение должности начштаба «анти- советского» и «мятежного» 3-го Конного корпуса. Невнимание ведомства Л. Д. Троцкого в данном случае тем более любопытно, что сам Солнышкин, по крайней мере, в 1918 г., этот факт своей служебной биографии особо и не скрывал. Его должность «начштаба 3-го кав[алерийского] корпуса», как последняя должность в «старой армии», была отме- чена напротив его фамилии как в регистрационном списке № 10, составленном при Опе- ративном управлении Всероссийского главного штаба (далее — ВГШ) РККА к 10 июня 1918 г., так и в более раннем «Списке бывших офицеров Генштаба, получивших назначение в штабе Орловского военного округа» (далее — ОрлоВО. Список был составлен к 7 июня 1918 г.) «красных». Хотя в «Списке кандидатов, предназначенных на командные должно- сти», составленном Высшей аттестационной комиссией при Наркомате по военным делам на 26 сентября 1918 г., не указано, что корпус был именно кавалерийским. А в формуляре учетно-послужной карты М. Е. Солнышкина, составленной в РККА уже к середине 1920- х гг., факт замещения им когда-либо должности начштаба 3-го Конного корпуса не упоми- нается вообщ30. Между тем с 17 декабря 1917 г. до демобилизации из «старой» армии М. Е. Солнышкин состоял в распоряжении начштаба Главкома войск Кавказского фронта31, а уже с середины мая 1918 г. приступил к службе в штабе ОрлоВО РККА32. Любопытно, что данные о самом начале службы Михаила Ефимовича Солнышкина в РККА — в штабе «красного» ОрлоВО в 1918 г., не отложились в Списке Корпуса Генштаба РККА, составленном на 1 марта 1923 г. Тем не менее, служба эта имела место быть, о чем свидетельствует целый ряд архивных документов, и ниже мы к ним обратимся. Факт же отсутствия сведений о службе того или «генштабиста» в определенных списках Корпуса Генштаба РККА отнюдь не означает, что самой этой службы не было. Ранее нами уже было доказано, что в реальности в ведомстве Л. Д. Троцкого было официально зарегистрирова- но намного меньше «генштабистов», чем их реально трудилось в рядах РККА. И большевики с их весьма несовершенной системой учета и регистрации, никогда не смогли бы получить на службу в свою армию 703 «генштабиста», если бы последние сами не захотели непре- менно быть привлечены к таковой службе, ради восстановления своего высокого профес- сионального статуса33. На 26 сентября 1918 г. М. Е. Солнышкин был официально лишь только предназначен к замещению должности «для поручений при окружном комиссариате». И так же офици- ально назначен на идентичную должность при Орловском окружном военкомате приказом Наркомвоена № 864, якобы только с 14 октября 1918 г.34 Между тем мы располагаем серьез- ными основаниями утверждать, что «генштабист» М. Е. Солнышкин свою службу в РККА при штабе «красного» ОрлоВО начал уже на исходе весны — к началу лета 1918 г. Попробуем обосновать сказанное. Во-первых, имеется ряд указаний в различных именных списках Корпуса Генштаба РККА о том, что Михаил Ефимович именно с мая 1918 г. состоял для поручений при военко- мате ОрлоВО, на 7–20 июня 1918 г. был отмечен как уже назначенный на должность в штаб того же ОрлоВО («для исполнения поручений»), а на 1 августа — не позднее 28 ноября 1918 г. состоял заведующим 1-м отделом окружного Мобилизационного управления35. Во- вторых, о замещении Солнышкиным должности в штабе ОрлоВО уже с весны 1918 г. вполне ясно телеграфировал 21 октября 1918 г. в Оперуправление ВГШ (вх. № 1440) военком Орло- ВО А. Семашко: «…Солнышкин [с] мая месяца состоит для поручений при окружном комис- сариате»36. В-третьих, в качестве служебного адреса героя нашей статьи уже на 20 июня 1918 г. указан «г. Орел, штаб округа»37. Наконец, в-четвертых, в формуляре учетно-послуж- ной карты «генштабиста» М. Е. Солнышкина в графах «с какого времени в РККА» и «с какого времени на ком[андных] или адм[инистративных] должн[остях] в РККА» проставлена одна и та же дата — 18 мая 1918 г.38 К осени 1918 г. «генштабист» М. Е. Солнышкин был уже всецело занят на службе в шта- бе «красного» ОрлоВО. Характерно, что как терский казак Михаил Солнышкин выказал хра- брость на полях сражений Великой войны, а затем умение в руководстве штабами различ- ного уровня, вплоть до корпуса, точно также и в РККА «специалист Генштаба» Солнышкин оказался более чем на своем месте во время развертывания и деятельности служб провин- циальных «красных» военных округов. Заведуя 1-м отделом Мобуправления штаба ОрлоВО, Михаил Ефимович к осени 1918 г. зарекомендовал себя в глазах «местного» военно-поли- тического руководства настолько хорошо, что последнее буквально не желало его от себя отпускать. 138 Новейшая история России / Modern history of Russia. 2014. №3 24 октября 1918 г. в штаб ОрлоВО на имя Солнышкина было «…послано распоряжение об отъезде…» на Южный фронт для исполнения должности в системе отдела военных сооб- щений (далее — ВОСО)39. Этому отъезду, однако, воспротивился окружной комиссар А. Се- машко. Вспомним его телеграмму от 21 октября 1918 г., зарегистрированную в Оперуправ- лении ВГШ вх. № 1440 и приведем теперь ее текст более подробно: «…Солнышкин [с] мая месяца состоит для поручений при окружном комиссариате. За это время отлично ознако- мился с округом и текущей работой по созданию новых частей, беспрерывно следя за рабо- той на местах. Кроме того, в настоящее время [Солнышкин] состоит членом образованной в Округе Инспекции, контролирующей и направляющей работу местных военкоматов. Такая осведомленность Солнышкина является совершенно незаменимой для успешного проведе- ния на местах указаний, как центральных управлений, так и моих, что в особенности имеет значение при отсутствии налаженной быстрой связи с войсками. Отсутствие [в] настоящее время [в] Округе соответствующих лиц заставляет меня усиленно ходатайствовать об остав- лении Солнышкина на занимаемом месте»40. Не позднее начала ноября 1918 г. Солнышкин находился в командировке в Воронеже, где налаживал работу в губернском военкомате. 8 ноября с. г. в Отделе Делопроизводства по Службе Генштаба ВГШ РККА вх. № 1579 было зарегистрировано обращение того же во- енкома А. Семашко к начальнику ВГШ. В нем, среди прочего, военком снова указывал, что «…М. Е. Солнышкин является единственным специалистом, состоящим на службе для по- ручений во вверенном мне Комиссариате…, которым я широко пользуюсь для направления работ на местах» и что «уход его был бы совершенно незаменим». А. Семашко настолько не хотел расставаться с исполнительным порученцем Солнышкиным, что неоднократно об- ращался в ВГШ с ходатайствами о его оставлении в окружном штабе. Причем в своих апел- ляциях Семашко указывал в том числе и на «надорванное беспрерывной работой на фрон- те… здоровье» Солнышкина и отзывался о нем, как о «незаменимом» работнике окружного штаб41. Как видим, универсальность академического образования давала себя знать: казачий офицер, на исход 1917 г. имевший дело с управлением только кавалерийскими частями, не «ударил лицом в грязь» и при замещении военно-административных должностей, начиная с весны 1918 г. На 28 ноября 1918 г. Солнышкин был предназначен к замещению должности для поручений при ВОСО штаба Южного фронта42. 2 декабря 1918 г. в Отделе л/с Геншта- ба ВГШ была зарегистрирована телеграмма (вх. № 1826) руководства ВОСО Южфронта: «23 ноября… предназначенный [на] должность для поручений при Начвосоюж М. Е. Сол- нышкин [к] месту службы прибыл43. После 28 ноября 1918 г. — не позднее середи- ны лета 1919 г. Михаил Ефимович состоял в распоряжении начальника ВОСО Укрфронта, а на середину июля 1919 г. — в распоряжении командующего Западным фронтом44; на 15 ноября 1919 г. — для особых поручений при РВС того же фронта45. В последней долж- ности Солнышкин пробыл 6 мес.46, а затем, не позднее начала / середины лета 1920 г., являлся начальником отделения по укрепрайонам штаба того же Западного фронта. При- казом РВСР № 347 от 16 июля 1920 г. «бывший начальник отделения по укрепрайонам Штаба Западного фронта Солнышкин Михаил Ефимович освобождается от занимаемой должности и назначается [состоящим] для поручений при начальнике штаба 10-й армии (с 14 июня 1920 г.)»47. До 1 октября 1920 г. М. Е. Солнышкин состоял в распоряжении Терского областного во- енкомата48, то есть вернулся в свои родные края. С 1 октября 1920 г. по 12–15 апреля 1921 г. он — преподаватель 12-х Владикавказских пехкурсов49, а с 1 сентября / 22 октября 1922 г. по 1 марта 1923 г. — штатный преподаватель 21-й Бакинской пехотной школы. Хотя в учетно-послужной карте М. Е. Солнышкина сведений о его службе в РККА по- сле 1 марта 1923 г. не содержится50, из других источников известно, что до конца июля 1924 г. он преподавал на Армавирских повторных курсах комсостава. Наконец, приказом РВСР № 229 от 31 июля 1924 г. штатный преподаватель Армавирских повторных курсов комсостава М. Е. Солнышкин увольнялся в бессрочный отпуск с зачислением на учет по г. Тифлису51. О личной жизни нашего героя известно мало: он был женат, но не позднее середины 1920-х гг. овдовел. Вероятно также, что у Михаила Ефимовича Солнышкина был родной брат — Александр, который на 1 января 1909 г. служил есаулом в том же 1-м Волгском полку ТерКВ (на указанный срок полк квартировал в г. Кременчуг)53, которым позднее командовал его брат Михаил. Мы рассмотрели судьбу одного из нескольких сотен выпускников АГШ, сначала про- шедших в 1914–1917 гг. через горнило Великой войны, а затем, на каком-то этапе периода 1918–1920 гг. безболезненно и благополучно вступивших на службу в РККА. М. Е. Сол- нышкин в сражениях на полях Первой мировой войны показал себя сначала храбрым полковым командиром (1-й Волгский казачий полк), а затем вполне успешно исполнял должность начальника штаба 1-й Терской казачьей дивизии. Однако индивидуальная специфика дальнейшей судьбы нашего героя заключалась еще и в том, что в «смутные» дни 1917 г. он умудрился занимать ответственную должность начальника штаба в «мя- тежном» 3-м Конном корпусе, принявшем активное участие как в «корниловщине» (июль 1917 г.), так и в так называемом «походе Керенского–Краснова» на Петроград в октябре 1917 г. Оба эти «движения» закончились полным крахом. М. Е. Солнышкин не стал стре- ляться, подобно генералу А. М. Крымову, и не подвергался краткосрочному аресту по- добно Донскому атаману П. Н. Краснову. Напротив, менее чем через полгода, считая от 17 декабря 1917 г., когда наш «генштабист» обретался в распоряжении командующего Кавказским фронтом, он оказался на службе в «провинциальном» окружном штабе РККА. И Михаил Ефимович Солнышкин служил в названном штабе «верой и правдой», равно как и позднее — в штабах «красного» Южного фронта и в различных вузах РККА в первой по- ловине 1920-х гг.

  • Чины:
на 1 января 1909г. - Елисаветградское кавалерийское училище, подполковник, прикомандированный для преподавания военных наук
  • Награды:
Св. Станислава 3-й ст. (1907)
Св. Анны 3-й ст. (06.12.1910)
Св. Станислава 2-й ст. (06.12.1913)
Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (ВП 12.1914)
Св. Анны 2-й ст. с мечами (ВП 12.1914)
Св. Анны 4-й ст. (ВП 07.05.1915)
мечи к ордену Св. Стнаислава 2-й ст. (ВП 12.05.1915)
Св. Владимира 3-й ст. с мечами (25.06.1915)
мечи и бант к ордену Св. Анны 3-й ст. (22.07.1916).
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
(информация с сайта www.grwar.ru)
  1. Залесский К.А. Кто был кто в Первой мировой войне. М., 2003.
  2. Список лиц с высшим общим военным образованием состоящих на службе в РККА по данным на 01.03.1923. М., 1923.
  3. Кавтарадзе А.Г. Военспецы на службе Республики Советов. М., 1988.
  4. Список Генерального штаба. Исправлен на 01.06.1914. Петроград, 1914
  5. Список Генерального штаба. Исправлен на 01.01.1916. Петроград, 1916
  6. Список Генерального штаба. Исправлен на 03.01.1917. Петроград, 1917
  7. Список Генерального штаба. Исправлен по 01.03.1918.//Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. М., 2010.
  8. Список Генерального штаба. Исправлен по 01.03.1918.//Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. М., 2010.
  9. Русский Инвалид. №210, 1916/
  10. ВП по военному ведомству/Разведчик №1262, 13.01.1915
  11. Русский Инвалид. №146, 1915/
  12. ВП 1914-1916 и ПАФ 1917. Информацию предоставил Вохмянин Валерий Константинович (Харьков)
  13. ВП по военному ведомству/Разведчик №1288, 14.07.1915
  • Фотографии: