Монигетти Константин Федорович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск


Фото.jpg
  • Даты жизни: 19.03.1890-1931
  • Биография:

Родился в Петербурге 19 марта 1890 года, происходил из мещан (его отец, Федор Федорович, был служащим представительства резиновой фабрики «Богатырь» и умер в 1918 году, мать умерла в 1929-м), считал себя русским, хотя фамилия явно указывала на итальянское происхождение. Супругой Монигетти была его ровесница, дочь железнодорожного служащего Элеонора Михайловна, детей у них не было. Монигетти окончил 1-ю гимназию в Екатеринославе (1908) и Владимирское военное училище (1910), откуда вышел подпоручиком в 49-й пехотный Брестский полк, стоявший в Севастополе. С этим полком и была связана вся его дореволюционная военная служба. В 1911 году окончил Севастопольскую фехтовально-гимнастическую школу. В 1913–1914 годах Монигетти обучался в младшем классе Императорской Николаевской военной академии, но закончить высшее военное образование помешала начавшаяся мировая война, в которой офицер принял активное участие и был награждён орденами св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и св. Станислава 3-й степени с мечами. В конце существования русской армии штабс-капитан (по другим данным — капитан) Монигетти служил командиром 14-й роты 49-го пехотного Брестского полка.

В 1918 году Монигетти числился в гетманской армии П. П. Скоропадского в звании сотника (капитана). По некоторым данным, Константин Фёдорович должен был быть назначен на должность старшего адъютанта штаба 15-й пехотной дивизии в Екатеринославе. Впрочем, о том, что это назначение состоялось, данных нет. Со сменившими гетмана Скоропадского на Украине петлюровцами Монигетти было явно не по пути, и его следы в украинской армии далее не прослеживаются. В период с февраля по август 1919 года он служил в Красной армии, был начальником штаба войск Правобережной Украины, даже попал в официальную советскую историю Гражданской войны как начальник штаба 14-й советской армии, оборонявшей Украину. Этот ответственный пост Монигетти занимал в период с 22 июня по 2 июля 1919 года. Командовал армией в это время Климент Ефремович Ворошилов. Впоследствии это знакомство сослужило ему хорошую службу. Затем он был начальником штаба Екатеринославского укрепрайона и инспектором пехоты Высшей военной инспекции. Однако он, по всей видимости, не разделял большевистских идей и в Красной армии оказался лишь в силу обстоятельств. Неудивительно, что служба его большевикам была непродолжительной.

С Украины Монигетти должен был быть назначен в Симбирск в распоряжение штаба 5-й армии, однако при отступлении частей РККА от Киева Монигетти остался в городе и перешёл на сторону белых. Монигетти в конце сентября был арестован контрразведкой отряда Генштаба генерал-лейтенанта Н. Э. Бредова за службу в Красной армии. Верховной судебно-следственной комиссией при штабе главнокомандующего ВСЮР Монигетти был приговорён к семи годам лишения свободы. Освободился он по амнистии за день до взятия красными Екатеринодара (занят большевиками 17 марта 1920 года), когда фронт ВСЮР уже трещал по швам.

После освобождения по приговору суда был разжалован в рядовые и 19 марта направлен на фронт. Быть использованным белыми в качестве пушечного мяса без всякого положения и перспектив бывшему слушателю академии Генштаба явно не хотелось, поэтому он дезертировал из ВСЮР и в часть не явился. Опасаясь возвращаться к красным, решил перейти на нелегальное положение. В обстановке неразберихи Гражданской войны сделать это было нетрудно. В своих позднейших показаниях Монигетти сообщил: в связи с занятием Екатеринодара красными «я должен был переменить фамилию, ибо как б[ывший] дезертир неминуемо был бы расстрелян, если бы в тот момент попался». С 1920 по 1924 год Монигетти провёл на нелегальном положении по чужим документам. 9 августа 1924-го он был арестован в Нижнем Новгороде на ярмарке, где работал в кооперации. Арест произошёл не из-за прокола самого нелегала. Подлинные причины случившегося изложила в 1959 году вдова Монигетти пенсионерка Элеонора Михайловна Муравьёва: «Первый арест моего мужа был потому, что я его выдала не будучи в силах переносить тяжести нелегальной жизни». Сам же Монигетти показал, что жена донесла на него, так как «на почве всех преследований, перенесённых мною, сошла с ума в начале 1921 года и находилась на излечении в Кишкинской психиатрической больнице (г. Орёл)».

Август 1924 года Монигетти провёл в нижегородском губотделе ОГПУ, а в начале октября был переведён в Особый отдел ОГПУ в Москве и содержался в Бутырской тюрьме. Наконец, 29-30 ноября на открытом судебном заседании Военной коллегии Верховного Суда СССР под председательством небезызвестного Василия Васильевича Ульриха за дезертирство из Красной армии и проживание под чужой фамилией он был приговорён к расстрелу, заменённому прямо на суде пятью годами лишения свободы со строгой изоляцией и лишением прав на три года. Наказание Монигетти отбывал в Москве, сначала в Лефортовской тюрьме в условиях строгой изоляции (с 5 декабря 1924-го по 4 апреля 1926 года), затем в Сокольническом исправительном доме (4 апреля — 5 мая 1926 года) и в Ивановском исправительно-трудовом доме, как вспоминал Монигетти, «без решёток и часовых» (5 мая — 30 сентября 1926 года).

30 ноября (возможно, сентября) 1926 года Монигетти был досрочно освобождён, а в 1927-м с него досрочно сняли поражение в правах. Наконец, в связи с 10-й годовщиной Октября с Константина Фёдоровича по амнистии была снята судимость. После освобождения семья Монигетти поселилась у родственников в Днепропетровске, где бывший офицер некоторое время оставался безработным, но затем смог устроиться на преподавательскую работу в Днепропетровском горном институте и даже получил звание доцента. В военкомате он был зарегистрирован по 8-й категории как начальник штаба полка. 18 декабря 1930 года Монигетти был вновь арестован по делу «Весна» в Днепропетровске по обвинению в том, что «он состоял членом военной офицерской к[онтр]р[еволюционной] организации, ставившей перед собой цели свержения Соввласти путем вооружённого восстания»18. На момент ареста он работал преподавателем военных наук и военруком рабфака горного института. Жил с женой и 70-летней тёщей. Подследственный содержался под стражей при днепропетровском оперсекторе ГПУ УССР. Он и арестованные вместе с ним сослуживцы обвинялись в создании контрреволюционной организации из преподавателей вузов, вовлечении в организацию студентов. По делу о Днепропетровской военной контрреволюционной организации проходили генштабист, бывший полковник Ф. Ф. Фешот, командир 30-й стрелковой дивизии П. П. Мясоедов, начальник штаба дивизии М. М. Катанский, военрук Горного института С. М. Михайловский, физрук В. В. Гофф и другие. Всего обвинялось не менее 22 человек, в основном бывших офицеров, как служивших на тот период в РККА, так и занимавшихся преподавательской работой. Руководили «организацией», по версии следствия, Мясоедов, Катанский, Фешот, Монигетти и командир 30-го артиллерийского полка А. К. Юцковский. В деле содержался даже план захвата Днепропетровска, который следователи не поленились выдать за ценное показание одного из арестованных. Первый допрос арестованного Монигетти состоялся лишь почти через четыре месяца после ареста — 12 апреля 1931 года. Виновным себя Монигетти не признал. Тем не менее постановлением коллегии ОГПУ от 30 мая 1931 года он был приговорён к расстрелу. Вдова офицера позднее вспоминала о тех тяжёлых днях: «Муж мой был выслан с группой военных в Харьков, в Военный Трибунал. Военный прокурор сказал мне, что он выслан надолго и посоветовал поступить на работу. Окольными путями мы узнали, что они приговорены к расстрелу. Дали телеграмму-молнию о помиловании т. Калинину. В помиловании было отказано, и на Лубянке, а в Москве мне опять ответили, что он выслан. Сестре же моего мужа сказали, что он расстрелян».

  • Чины:
  • Награды:
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
  1. Ганин А.В. Гамбит Монигетти. Невероятные приключения "итальянца" в России // Родина. 2011. № 10. С. 124-127.