Лебедев Георгий Иванович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Г. И. Лебедев, юнкер старшего класса Михайловского артиллерийского училища, с отцом, штабс-капитаном 2-го Восточно-Сибирского стрелкового полка И. М. Лебедевым. Февраль 1904 г.
  • Даты жизни: 28.10.1884 – 11.01.1920
  • Биография:
Родился в Дагестанской области, старший сын в семье поручика Ивана Михайловича Лебедева. Внук отставного унтер-офицера.
Окончил Симбирский кадетский корпус (1902 г.) и Михайловское артиллерийское училище (август 1904 г., по первому разряду). 1-я Восточно-Сибирская стрелковая артиллерийская бригада, в которую был выпущен молодой подпоручик, в это время вела бои в Маньчжурии в составе 1-й Маньчжурской армии.
Вступив 20 сентября в должность младшего офицера 1-й батареи бригады, он уже в ноябре 1904 г. за бои 24-30 сентября под Тумынлинским перевалом и 1-6 октября у дер. Беньянуза был награжден орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость». В ходе русско-японской войне участвовал в боях под Сандепу и Мугденом (Мукденом). В бою под Мугденом 21 февраля 1905 г. был контужен. Награжден орденами Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом и Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом После окончания войны бригада была расквартирована в г. Никольск-Уссурийский. Чин «поручик» присвоен 11 сентября 1907 г.
В сентябре 1904 г. «как бывший в действующей армии» провозглашен почетным крестным отцом Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, о чем сделана соответствующая запись в послужном списке.
С октября 1909 г. – слушатель Михайловской артиллерийской академии. Сначала – сверхштатный, а с сентября 1910 г. – ее штатный слушатель. По окончании по первому разряду основного курса академии был оставлен в ней для обучения на дополнительном курсе. В сентябре 1911 г. ему был присвоен чин «штабс-капитан».
После окончания в мае 1912 г. дополнительного курса академии (по первому разряду) ему присваивают чин «капитан» и звание «военный инженер-технолог». Он получает назначение в 1-й Финляндский стрелковый артиллерийский дивизион (2-я батарея) (впоследствии – 1-я Финляндская стрелковая артиллерийская бригада).
На фронте Первой мировой войны с августа 1914 г. В составе 1-й Финляндской cтрелковой дивизии (22-й Армейский корпус 10-й армии Северо-Западного фронта) дивизион участвует в боях в Мазурском поозерье (т.н. «Мазурские болота»). В это время он командует 2-й полубатареей 3-й (горной) батареи, исполняет обязанности командира этой батареи.
15 октября 1915 г. во время боя в районе посада Рачки (Raczki, Августовский уезд Сувалкской губернии), находясь на наблюдательном пункте в стрелковой цепи, был тяжело контужен тяжелой бомбой (артиллерийским снарядом калибра свыше 120 мм). Потерявшего сознание Лебедева из под «убийственного огня: ружейного и орудийного» вынес также контуженный, но возвративший в строй, канонир-разведчик Мохов, награждённый за этот подвиг Георгиевской медалью 4-й ст.
За храбрость, проявленную в боях в Польше, награжден орденами Св. Станислава 2-й ст. с мечами, Св. Анны 2-й ст. с мечами и орден Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом.
С января 1915 г. дивизия ведет бои с австро-венграми в Галиции (в районе стыка современных Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей Украины). Сначала в составе 8-й, затем 11-й и 7-й армий Юго-Западного фронта. С августа 1915 г. Г. И. Лебедев исполняет обязанности командира 2-й батареи 1-го дивизиона. В январе 1916 г. он становится штатным командиром батареи. В августе-сентябре 1917 г. командует 2-м дивизионом бригады.
За бои в Галиции весной 1915 г. награжден орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия (Св. Георгия) 4-й ст. («вне нормы», 1917 г.). За майские бои 1915 г. у д. Бригидау присвоен чин «подполковник». За бои в ходе июньского (1917 г.) наступления Юго-Западного фронта представлен к чину «полковник», а за храбрость, проявленную в боях в ходе последующего отступления фронта, награжден Георгиевским оружием. На момент оформления документов к награждению Георгиевским оружием представление к чину «полковник» было не реализовано.
Приказом командира 1-й Финляндской стрелковой дивизии от 8 сентября 1917 г. № 225 было утверждено награждение подполковника Лебедева, согласно постановлению бригадной Георгиевской думы, солдатским Георгиевским крестом 4-й ст. (с лавровой ветвью) за то, что во время боёв 9-го июня 1917 г., находясь на наблюдательном пункте на участке 5-й Финляндской стрелковой дивизии в районе Сюлко (ныне Тернопольская обл. Украины) дважды в течении дня «останавливал отступающие цепи нашей пехоты без офицеров … в сильных словах, уговорами и угрозами заставил их сорганизоваться и временно приостановил отступление и тем самым дал возможность уйти тяжёлой артиллерии и обозам … ».
С конца марта до ноября 1917 г. Г.И. Лебедев председатель бригадного Комитета офицерских и солдатских депутатов 1-й Финляндской стрелковой артиллерийской бригады, член дивизионного Комитета 1-й Финляндской стрелковой дивизии. С 8 по 27 мая 1917 г. он в Петрограде участвует в работе Всероссийского съезда офицерских депутатов армии и флота в качестве члена (делегата) съезда от 1-й Финляндской стрелковой дивизии. В работе съезда приняли участие 749 делегатов: генералов - 8, штаб-офицеров - 140, обер-офицеров - 516 (в т.ч. 151 прапорщик), военных чиновников - 72, священников - 1 и солдат - 12. Действующую армию представляли 456 делегатов, флот - 19 и тыловые гарнизоны - 273 делегата. Съезд принял резолюции о войне и мире, о положении рабочего класса, об Учредительном собрании, о землепользовании. «Расслоение» делегатов съезда произошло при голосовании по докладу о Временном правительстве и соотношении его с Советом рабочих и солдатских депутатов. За резолюцию, предложенную от имени «группы, стоящей на платформе Временного правительства» (разделявшей позицию центристской партии Народной Свободы (кадеты)) подано 246 голосов, за резолюцию «объединённых групп, стоящих на платформе Совета рабочих и солдатских депутатов, группы «Единство» («Единение») и Исполкома Петроградского Совета офицерских депутатов» (разделяли позиции социалистических партий - Партии социалистов-революционеров и РСДРП(м)) - 265, воздержались 77 человек. Лебедев голосовал за резолюцию обоих Советов и группы «Единство».
30 октября 1917 г. объединённое заседание бригадного комитета, президиумов батарейных и командных комитетов 1-й Финляндской стрелковой артиллерийской бригады под председательством Лебедева обсудило вопрос о вооружённом выступлении большевиков. Комитет большинством голосов, «будучи в принципе вполне солидарен с лозунгом "вся власть советам" или вернее "вся власть демократии", вместе с тем ... решительно осуждает выступление большевиков на улицах Петрограда, так как и без того тысячевёрстный фронт достаточно поглотил невинных человеческих жертв и щедро обагрён нашей братской кровью. Не место гражданской войне в то время, когда Родину нашу разрывают на клочки, а революция в опасности». Считая выступление большевиков злом, а источником этого зла комитет видел в преступной политике, которую вела партия кадетов и промышленников, комитет настаивал на решительный разрыв союза «с ненасытной буржуазией, все силы , все помыслы которой направлены исключительно на защиту и сохранение в целости лишь своего собственного, чужих потом и кровью, набитого кошелька». Кроме того комитет требовал немедленной передачи всех земель «в руки земельных комитетов».
Осенью 1917 г. Главное артиллерийское управление прикомандировывает его к комиссии по ликвидации заказов на заводах Северной области.
С апреля по сентябрь 1918 г. Г. И. Лебедев – начальник артиллерии Карельской (она же Петроградская, Олонецкая, Петрозаводская) пехотной дивизии Северного участка отрядов завесы. При формировании дивизии управление начальника артиллерии размещалось в п. 2-е Парголово, на даче Попова. При расформировании дивизии в сентябре того же года - председатель ликвидационной комиссии. Затем, некоторое время работал в военбюро секции по металлу Совнархоза Северного района. Причины, по которым Г.И. Лебедев не был переназначен в Красной Армии, неизвестны.
Летом 1919 г. (предположительно, после выхода Постановления Совета Рабочей и Крестьянской Обороны от 2 июля 1919 г. «Об изъятии бывших офицеров из всех без исключения учреждений на территории Р.С.Ф.С.Р.») снова в Красной Армии. В «Алфавите командного состава войск [Петроградского военного] округа» указана его должность – помощник инспектора артиллерии округа. Однако, в фондах Управления Петроградского (Ленинградского) военного округа, хранящихся в РГВА, отложены документы, в которых он значится заместителем инспектора артиллерии округа. Анализ этих документов показывает, что в августе-ноябре 1919 г. Г.И. Лебедев фактически исполнял должность инспектора артиллерии. Одновременно, в октябре, он исполнял обязанности помощника Начальника артиллерии Внутренней обороны Петрограда.
В ходе контрнаступления советских войск под Петроградом в октябре-ноябре 1919 г. он был прикомандирован к командующему артиллерией Петроградского укрепрайона. В ноябре 1919 г. командованием ПВО рассматривался вопрос о создании «соединённой» Инспекции артиллерии и инженерных войск, которую должен был возглавить Лебедев.
Оригиналы приказов о назначении его на должность в инспекторат Петроградского ВО и освобождении от должности не обнаружены, известны только их номера.
21 ноября 1919 г. Георгий Иванович Лебедев был арестован Петербургской ГубЧК (ПЧК).
Из документов, хранящихся в Центральном архиве ФСБ России видно, что арест был произведён в рамках ликвидации Петербургской контрреволюционной организации. В одно производство по уголовному делу по обвинению участников контрреволюционного заговора в Петрограде в 1919 г., возглавляемого английским разведчиком Поль Дюксом, были сведены 8 отдельных дел:
1. Разведка Юденича в Петрограде;
2. Заговор Люденквиста;
3. Французская шпионская группа Бажо;
4. Морская контрреволюционная организация лётчика Берга;
5. Финская шпионская группа;
6. Английская шпионская группа Буклея;
7. Английский комитет;
8. Контрреволюционная ячейка в магазине «Новое время».
По делу проходило 718 обвиняемых. Из них, 144 активным участникам заговора постановлениями ПЧК от 9 и 14 января, а также 13 марта 1920 г. были назначены различные меры наказания (В протоколах от 9 и 14 января, в основном, расстрел. После отказа ВЧК в середине января 1920 г. от расстрела как меры наказания – заключение в концентрационный лагерь на различные сроки), 410 – освобождены из-под стражи; по 164 – нет данных. Суда на участниками заговора не было, приговоры не выносились. Постановление ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» конкретизировало п. 3 принятого 24 апреля 1919 г. Постановления о праве ВЧК на непосредственную расправу в местностях, объявленных на военном положении.
В разъяснении этого Постановления ВЦИК постановил: в местностях, объявленных на военном положении, до издания настоящего Постановления ВЧК и губернским ЧК принадлежит право непосредственной расправы (вплоть до расстрела) за принадлежность к контрреволюционной организации и участие в заговоре против советской власти.
Поэтому меру наказания определял Председатель ПЧК И.П. Бакаев, которая затем утверждалась постановлением коллегии ГубЧК.
Лебедев проходил по делу группы Бажо. Известно о 48 человеках, арестованных по этому делу. Из них, 12 расстреляны, генерал-лейтенанту профессору Михайловской артиллерийской академии и Института инженеров путей сообщения А.В. Сапожникову, была определена высшая мера наказания, «оставив без приведения в исполнения до особого постановления ВЧК, зачислив Сапожникова заложником».
Во всех материалах дела, кроме рукописного варианта протокола допроса от 21 ноября 1919 г., он именуется «инспектор артиллерии округа».
К группе Бажо (руководство группы - Бажо, проф. Таганцев, Рейтер, Марков и Покровский) он присоединяется в сентябре 1919 г. Из материалов уголовного дела следует, что привлекая Г.И. Лебедева к своей деятельности, Бажо и другие руководители группы полагали, что за ним находится некая организация. Позднее, в середине октября, он приводит штабс-капитана Ю.П. Германа, офицера разведывательного отдела штаба Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича. Когда и при каких обстоятельствах Лебедев познакомился с Германом, неизвестно. Скорее всего, Герман был однокашником младшего брата Лебедева, Владимира, по 2-му кадетскому Императора Петра Великого корпусу.
Как следует из материалов архивно-следственного дела (АСД), Эмиль (Михаил) Бажо, французский гражданин, постоянно проживаший с семьёй в Петрограде. В годы Первой мировой войны служил во французской армии санитаром. В 1917 г. не вернулся на фронт из отпуска, который проводил в Петрограде. После выезда из города французского посольства, за обещание не привлечения к уголовной ответственности за дезертирство, вёл в Петрограде политическую разведку, собирая информацию из петроградских газет, разговоров с жителями города и, просто, городских слухов, используя при этом для связи французского консула в Гельсингфорсе. В 1919 г. Бажо передал через него два сообщения. На допросах он показал, что до появления Германа в организации «были одни собеседования».
Н. Рутыч в своей книге «Белый фронт генерала Юденича. Биографии чинов Северо-Западной армии», написанной на основе документов русской эмиграции, хранящихся в Бахметьевском архиве Колумбийского университета и Гуверовском институте Стенфордского университета, высказывает предположение, что Г. И. Лебедев был фактическим военным руководителем Петроградского отделения Всероссийского национального центра. На допросе в ПЧК Э. Бажо сообщил следующее «… Лебедев, как русский полковник является начальником организации; хотя фактически был Герман глава всех».
Авторы изданной в 1987 г. историко-документальной книги «Чекисты Петрограда на страже революции» считают, что Ю.П. Герман был направлен генералом Юденичем в Петроград для подготовки вооруженного мятежа в городе. Второй задачей, порученной Герману Юденичем, было формирование «Временного Петроградского правительства». Отсюда можно сформулировать предположение, почему никому из бывших офицеров, входивших в группу Бажо, не предъявлялось обвинение в шпионаже. Всем им было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, т.е. деятельности, направленной на свержение Советской власти. Видимо, по планам Германа, офицеры должны были активизироваться только с началом вооруженного выступления, а до этого момента они не должны были привлекать к себе внимание органов ВЧК.
Из материалов дела следует, что секретную информацию, в том числе и военного характера, Герману передавал проф. В.Н. Таганцев, псевдоним «Ефимов». Источники информации Таганцева неизвестны.
Из анализа подпольной деятельности В.Н. Таганцева и Ю.П. Германа в Петрограде в 1919-1921 гг. (контрреволюционный заговор 1919 г., «Петроградская боевая организация», подготовка восстания в Кронштадте, намечавшегося на конец апреля 1921 г.) можно сделать предположение, что ими впервые была использована схема организации подпольной борьбы, построенная не на иерархических принципах. Сегодня такая организация называется «сетевая террористическая (в рассматриваемом случае, контрреволюционная) организация». Способы применения боевых групп такой организации разрабатывал Г.И. Лебедев.
Сам Лебедев на допросах показал, что конкретного плана выступления не было, отряды не формировались и их командиры не назначались. При поступлении сигнала к выступлению, а им мог быть и обстрел белыми Обводного канала в Петрограде, каждый отряд должен был «действовать на свой страх», без связи с центром и другими отрядами, самостоятельно добывая оружие и нанося удары в тыл обороняющимся на баррикадах. По его оценке к выступлению можно было привлечь до 200 рабочих Путиловского завода, некоторое количество сотрудников милиции, солдат 2 запасного полка и, возможно, три запасные артбатареи. Всего, не более 700 человек. Из-за малочисленности имевшихся сил, он был противником немедленных активных действий. При поступлении в октябре 1919 г. сигнала от белых о начале выступления, он уговорил Германа, Бажо, Маркова и Рейтера не выполнять его.
Следствие Г.И. Лебедеву обвинений в шпионаже и саботаже не предъявляло, но характеризовало его «как идейного контрреволюционера». Ему в вину вменялась попытка организации с помощью профессора Артиллерийской академии, быв. полковника В.Г. Яковлева и слушателя академии, быв. штабс-капитана Н.М. Климова боевых отрядов из слушателей академии. Однако переговоры со слушателями Климов вёл с такими нарушениями конспирации, что уже через несколько дней, как отмечено в уголовном деле, по городу пошли разговоры о подготовке вооружённого выступления, и Герману пришлось дать указание о фактическом прекращении Климовым работы внутри академии. Проводил ли аналогичную работу Яковлев, достоверно неизвестно.
В своём обращении, адресованном Реввоенсовету 7-й армии, Лебедев признаётся в контрреволюционной деятельности, раскаивается «в лично совершённом» и просит о снисхождении: «Твёрдо верю в то, что Советской России нужнее моя работа, чем моя голова, тем более, что я не прошу о назначении меня на какую-нибудь должность, я умоляю дать мне возможность искупить своё преступление на фронте хотя бы в качестве рядового красноармейца».
Постановлением Коллегии ПЧК от 9 января 1920 г. № 4, проходившей с участием Ф.Э. Дзержинского и Г.Е Зиновьева, как «главный и активный член организации Бажо, на которого при предполагаемом занятии Петрограда белыми было возложено командование всеми имевшимися вооруженными силами», был приговорён к расстрелу.
Даты приведения приговора в исполнение «в материалах дела не имеется». В справке регистрационно-статистического отдела Секретно-оперативного управления Полномочного представительства ОГПУ в Ленинградском военном округе от 17 декабря 1929 г. № 14254 12 января 1920 г. указано как дата расстрела 13 членов «группы Бажо», в т.ч. и В.Г. Яковлева, решение о расстреле которого было принято только 14 января 1920 г. По данным УФСБ России по СПб и Ленинградской области Г.И. Лебедев расстрелян 11 января 1919 г.
Среди военспецов, арестованных по делу о контрреволюционном заговоре, Г.И. Лебедев занимал в ПВО одну из самых высоких должностей. Однако его имя не упоминалось ни в выступлениях Зиновьева и Бакаева на заседании Петросовета 22 ноября 1919 г. с информацией о раскрытии заговора, ни в сообщении Комитета Обороны Петрограда, опубликованном в газете «Петроградская правда» 23 ноября того же года № 268. С 1920 г. известно три открытых источника, в которых упоминается его имя.
В РГВА он не внесен в картотеку командного состава РККА, поэтому документы о нём можно найти только путём исследования фондов 1-ой Инспекции формирования войск Северного участка и Петроградского района (по Карельскому району), Карельской пехотной дивизии и Управления Петроградского (Ленинградского) военного округа.
Наиболее полно советский взгляд на участие Г.И. Лебедева в белогвардейском заговоре в Петрограде в 1919 г. изложен в упоминавшийся книги «Чекисты Петрограда на страже революции», авторы которой, скорее всего, были знакомы с материалами АСД. В книге отмечалось, что на ряде артиллерийских заводов Петрограда Лебедевым были сформированы боевые отряды из «кулацки настроенных» рабочих, которые должны были выступить при начале восстания.
Из текста протокола допроса, проведенного в день ареста 21 ноября 1919 г. видно, что Г.И. Лебедев дал о себе неверные сведения. Так, сообщив о своих братьях, служивших на различных должностях в Красной Армии, он не упомянул брата Михаила, воевавшего в Добровольческой армии (Михаил в это время командовал бронепоездом «Офицер», полковник). По материалам АСД о контрреволюционном заговоре можно констатировать, что если у арестованного были родственники, служившие в Белой армии, то его, «при отсутствии прямых улик, но наличии косвенных, указывающих на возможность …», во внесудебном порядке направляли в «концентрационный лагерь до окончания гражданской войны».
Тогда же, он дал сведения о своих родственниках в таком виде, что когда в 1928-1929 гг., согласно упомянутой справки Полпредста ОГПУ, была предпринята попытка их найти, она результатов не дала.
В 2001 г. Г. И. Лебедев был реабилитирован как арестовывавшийся и привлекавшийся к уголовной ответственности без достаточных доказательств совершения им конкретных преступных действий, незаконно и необоснованно, по политическим мотивам. Главная военная прокуратура указала, что «кроме объяснений самих арестованных, их вина в предъявленном обвинении больше ничем не подтверждается». Тогда же были реабилитированы и другие репрессированные при ликвидации Петербургской контрреволюционной организации. Не подлежали реабилитации И.Р. Кюрц и Н.В. Петровская.
В 2002 г. УФСБ России по СПб и Ленинградской области довело до петербургского Комитета по делам ЗАГС информацию о расстрелянных участниках заговора для внесению их данных в городскую базу умерших.
  • Чины:
Русская Императорская армия
подпоручик – 9 августа 1904 г. (старшинство от 10 августа 1903 г.)
на 1 января 1909 г. - 1-я Восточно-Сибирская стрелковая артиллерийская бригада, поручик – 11 сентября 1907 г.
штабс-капитан – 11 сентября 1911 г.
капитан – 24 мая 1912 г. (старшинство от 20 мая 1912 г., за отличные успехи в науках)
подполковник – 25 ноября 1915 г. (старшинство от 19 мая 1915 г., за отличия в боях против неприятеля).
Революционная армия свободной России (название Русской армии с февраля 1917 г.)
полковник – октябрь-ноябрь 1917 г. В июле 1917 г. представлен к чину «полковник» за отличия, проявленные 18 июня в боях стратегического наступления Юго-Западного фронта. Документов, подтверждающих присвоение чина «полковник» не обнаружено. Однако, в донесении, направленном инспекцией артиллерии ПВО в октябре 1919 г. в Особую комиссию по учёту бывших офицеров (Особкомучёт), указан его чин в старой армии – «полковник».
  • Награды:
орден Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» - приказ по войскам 1-й Маньчжурской армии (П1МА) от 27 ноября 1904 г. № 22
орден Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом – П1МА от 9 августа 1905 г. № 645 (утвержден Высочайшим приказом (ВП) от 17 апреля 1906 г.)
орден Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом - П1МА от 30 октября 1905 г. № 875 (ВП от 25 марта 1907 г)
орден Св. Станислава 2-й ст. с мечами – приказ Главнокомандующего Северо-Западным фронтом от 26 февраля 1915 г. № 692
орден Св. Анны 2-й ст. с мечами - приказ Главнокомандующего Армиями Северо-Западного фронта от 11 июня 1915 г. № 1055
орден Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом – ВП от 24 июня 1915 г.
чин «подполковник» - ВП от 25 ноября 1915 г. «за отличия в боях против неприятеля»
Высочайшее благоволение – ВП от 7 февраля 1917 г.
Георгиевский крест 4-й ст. – приказ командира 1-й Финляндской стрелковой дивизии от 9 сентября 1917 г. № 225
орден Св. Георгия 4-й ст. – приказ 7-й Армии от 31 октября 1917 г. № 1765
Георгиевское оружие - приказ 7-й Армии от 21 ноября 1917 г. № 1888
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
Информация предоставлена А.А. Лебедевым
РГВИА, Ф409пс76-396
РГВИА, Ф409оп4д378
РГВИА, Ф2129оп2д152
РГВИА, Ф3801оп1д6
РГВИА, Ф3801оп2д56
РГВИА, Ф3801оп2д259
РГВИА, Ф3801оп2д539 Полевая книжка капитана Г. Лебедева
Приказ 7-й Армии от 31 октября 1917 г. № 1765
Приказ 7-й Армии от 21 ноября 1917 г. № 1888
РГВА, Ф862оп1д100
РГВА, Ф1590оп1д19
РГВА, Ф1590оп1д8
РГВА, Ф25888оп4д929
РГВА, Ф25888оп5д172
ЦА ФСБ России, Архивно-следственное дело № Н-211 (производство 1919 г.), тт. 1, 13 и 49
Приказы о чинах военных за январь 1916 г. СПб, 1916
Стенографический отчёт заседаний Всероссийского съезда офицерских депутатов армии и флота в г. Петрограде с 8 по 27 мая 1917 г., Петроград, 1917 г.
Минаев В. Подрывная работа иностранных разведок в СССР. (Часть первая). — М.: Воениздат НКО СССР, 1940 / Под редакцией И. Ерухимовича
Кутузов В.А., Лепетюхин В.Ф., Седов В.Ф., Степанов О.Н. Чекисты Петрограда на страже революции, Лениздат, 1987
Рутыч Н. Белый фронт генерала Юденича. Биографии чинов Северо-Западной армии, М., Русский путь, 2002