Еременко Григорий Макарович

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск


Фото.jpg
  • Даты жизни: 22.10.1862 - 31.03.1941
  • Биография:

Окончил 4-й Московский кадетский корпус и 3-е Александровское военное училище. В службу вступил 31.08.1882. Подпоручик 33-го пехотного Елецкого полка (14.08.1884), поручик (14.08.1888), штабс-капитан (15.03.1893), капитан (06.12.1899), подполковник (06.12.1902), полковник (25.03.1912). Командовал ротой 1 год 8 месяцев. Служил в Чугуевском пехотном юнкерском училище. Офицер-воспитатель (1899–1912) и командир 1-й роты Варшавского Суворовского кадетского корпуса (29.01.1912). В Вооруженных Силах Юга России и Русской Армии, эвакуирован из Севастополя на корабле «Инкерман». Похоронен на кладбище на Шипке, Болгария.

О Григории Марковиче Еременко, по-корпусному «Ереме», оставили теплые воспоминания его воспитанники – кадеты Варшавского Суворовского кадетского корпуса. По их свидетельству, «Ерема» слегка заикался и любил приговаривать слово «брат». Кадет Н.Н. Страшкевич так описывал своего воспитателя: «Первой ротой командовал полковник Григорий Маркович Еременко. В корпусе он с его основания. Сначала был воспитателем и роту получил в 1911–1912 учебном году, после А.О. Соловьевича, ушедшего в отставку. Ерема был стройный и подтянутый офицер. Вид у него был очень суровый, но под этой суровой внешностью билось хорошее и благородное сердце. Когда я был в 5-м классе, Ерема внимательно к нам приглядывался, предвкушая удовольствие получить такое отделение, слава о котором шла по корпусу. Встречая меня, Ерема неизменно говорил: “Перейдешь ко мне, это т-тебе не 2-я р-рота. Ты, б-брат, смотри у меня”. В 7-м классе, после получения нашивок, Ерема мне сказал: “Ты, б-брат, и учишься, и ведешь себя хорошо, я т-тобой доволен”. Это была большая похвала, и она мне доставила столько же радости, как и нашивки. Уже в эмиграции, в Болгарии, я обменялся несколькими письмами с Еремой. Его письма были очень трогательны, в них было много тепла и участия к своему бывшему воспитаннику, и сквозила большая любовь к прошлому. К Ереме мы относились с большим расположением, но вполне оценили его только теперь… Ереме вечная память!».

Кадету В.Г. Ястребову, участовавшему в написании корпусной «Сатириады», Г.М. Еременко укоризненно сказал: «Т-ты, б-брат, способный и учишься хорошо, т-тебя, б-брат, все хвалят. А к-куда ты, б-брат, ударился? В-вот д-думаешь, что писатель, д-да з-за таких писателей л-ломанного пятака за пару на б-базаре не дают. П-подзаборная э-это, б-брат, литература, вот что. Т-ты у меня был на примете, а-а в-вот сейчас я т-тебя больше видетьне хочу. С-ступай, б-брат, в класс, д-да смотриу меня!» В дальнейшем Г.М. Еременко пристально следил за учебой кадета, и лишь накануне выпуска произошла следующая сцена: «”Ерема”, задумчиво опустив голову и заложив руки назад, медленно прохаживался по нашему теперь уже пустому классу, увидя меня, стоявшего у дверей “смирно”, он подошел ко мне и, протянув свою жилистую руку, крепко пожал мою. “Т-ты, б-брат, едешь в Морской корпус вице-унтер-офицером”, – стараясь скрыть свое волнение, тихо сказал он. “Т-ты, б-брат, п-последний год был образцовым кадетом. Я д-два раза отставлял т-тебя от производства и т-теперь об этом очень с-сожалею”. Мне было видно, что “Ерема” действительно тяжело переживал это расставание с первым из своих многочисленных птенцов и скорбил душою за допущенную им несправедливость. Его грустное и, ставшее необычно мягким, обычно суровое лицо ясно отражало это чувство. “Господин полковник!” – сказал я, в свою очередь волнуясь и почувствовав себя глубоко растроганным таким мужественным признанием строгого по виду начальника. – “Разрешите поблагодарить вас за все, что вы лично для меня сделали. Я вполне заслужил наложенное вами на меня наказание, и прошу вас еще раз принять мое искреннее извинение за совершенный мною проступок!” Я увидел, как у “Еремы” задергались мускулы левой щеки и понял, что непритворный отец-командир снова пытается овладеть собою. После минутного напряженного молчания он снова протянул свою руку и, передавая мне незапечатанный конверт, адресованный директору Морского корпуса, сказал на прощанье, заикаясь больше обычного: “С-смотри, б-б-брат, покажи себя в 1-м М-м-морском образцовым с-с-суворовцем!” Это было мое последнее свидание с Григорием Марковичем, Царство ему небесное. Больше его я никогда не встречал… С тех пор прошли многие годы и пережиты были многие невзгоды. Тем не менее, яркий образ этого сурового на вид, но бесконечно честного и благородного рыцаря Российской Императорской Армии до сих пор четко сохранился в моей памяти».

  • Чины:
Подпр.— 14 Авг. 1884
Пор.-14 Авг. 1888
Ш.-К.-15 Мрт. 1892
Кап.— 6 Дек. 1898
подполк.— 6 Дек. 1902
на 1 января 1909г. - Суворовский кадетский корпус, подполковник, офицер-воспитатель
  • Награды:
Св. Станислава 3-й (1901) и 2-й (1908) степеней, Св. Анны 2-й степени (1911), Св. Владимира 4-й степени (1913).
  • Дополнительная информация:
-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА
-Ссылки на данную персону с других страниц сайта "Офицеры РИА"
  • Источники:
  1. Список подполковникам по старшинству 1909г.
  2. Бондаренко В.В. Русский некрополь на Шипке. – М.: ООО «Старая Басманная», 2016. – 688 с.: илл.
  • Фотографии: